Путешествие в Ергаки

Я долго боялся писать этот отчет.

Чёртов перфекционист внутри меня шептал: «Это было супер путешествие, и поэтому ты должен написать супер текст. Не облажайся!»

Честно говоря, я и сейчас не совсем понимаю, ЧТО написать. Как подобрать слова, чтобы достойно описать ЭТО? Как передать вам все, что я видел, слышал и чувствовал?

Это кажется невозможным. Но что-то написать все равно хочется…

В общем, забиваю на идеальность. Буду просто описывать то, что произошло. А произошло немало… Да простят меня читатели за обилие многоточий. Сейчас я несколько растерян, мне нужно сосредоточиться.

Итак, отчет о том, как я жил в горах. 8 суток в Западных Саянах.

День 1. Автостопом в Ергаки

Ергаки расположены она в Красноярском крае, недалеко от границы с республикой Тыва.

Я услышал о них совсем недавно от одной своей знакомой. Ну, как услышал… Она мне все уши прожужжала.

— Да там так круто! Да ты влюбишься! Да ты ничего круче не видел! — и все в этом духе
— Ну да… Прикольно, наверное… — думал я, особо не вникая.

В моей голове крутились известные места: Алтай, Байкал, Камчатка…

«Ергаки? Ага. Какие-нибудь 2 горы и ёлка посередине. Что там может быть такого супер необычного» — я серьезно так думал.

Но знакомая настаивала с горящими глазами: «Езжай, не пожалеешь!»

И я засобирался. У меня уже были кое-какие вещи для похода. Я докупил лишь дождевик, еду на 7 дней, газовую горелку и фонарик.

Попутно, как это бывает, Жизнь (Вселенная, Бог, Судьба) стала забрасывать меня различными случайными (?) упоминаниями о Ергаках.

То в Яндексе промелькнет новость, то знакомый скинет пару фоток в ленту, то на остановке два человека оживленно обсуждают все те же Ергаки…

В общем, за несколько дней странным образом, сам того не желая, я получил определенное представление о местах, в которые еду. Было оно, примерно таким:

— Там нереально красиво
— Там очень много медведей, которые постоянно жрут людей
— Там очень суровый, лютый, опасный ландшафт. Чуть ли не каждый день в черные пропасти срываются заблудившиеся туристы. Убиваются, калечатся, ломают ноги в 20 местах. МЧС не успевает всех их выносить на руках.

Именно с такими представлением я туда и отправлялся. Было немного жутко. Я реально допускал мысль, что могу не вернуться. Иногда на меня вообще накатывал откровенный страх и я жалел о своей задумке.

«И куда только меня черт тащит?» — думал я.

Но 350 руб на дождевик уже были потрачены. Мосты сожжены. Обратной дороги нет.

На всякий случай попрощавшись с самыми близкими людьми, я отправился в путь с другой своей знакомой (Машей). Никогда до этого не путешествовав автостопом, сейчас она решила испытать его на себе. Или себя в нем.

Вообще, именно она была инициатором всего этого, но настрой ее был скептическим. «Да на этой трассе никто не останавливается!», «Да парни уже пробовали..», «Да у нас же рюкзаки огромные…»

Масла в огонь подливало то, что мы вышли на трассу ближе к вечеру. Можно сказать, на ночь глядя. От Красноярска до Ергак нам предстояло проехать на попутках 630 км.

И вот, два навьюченных человека вышли на конченой остановке автобуса N50. Не долго думая, мы тут же вышли на дорогу, ведущую из города. В 30 метрах от остановки.

— Что теперь? — немного растерянно спросила Маша
— Как что? Тянем руку!
— Прям здесь?
— Да. Считай!

Я поднял руку и начал считать машины.

— Раз! Два! Три!

Третья машина замигала поворотником и стала прижиматься к обочине.

Напоминаю. Вечер. 2 перегруженных туриста. Черта города… И третья же машина тормозит. Нужно было просто видеть глаза Маши, когда она все это увидела. Таких удивленных людей нужно маслом рисовать и в Эрмитаже вешать (в виде картин, конечно же).

За рулем — девушка. По дороге много расспрашивала нас, кто мы, куда, откуда. Восхищалась, удивлялась. Она ехала в Дивногорск (30 км от Красноярска). Провезла нас немного дальше, на выезд из города, чтобы нам было удобнее стопить.

В общем, «движуха» началась.

Красноярск остался позади. Обратного пути нет. Только вперед. Правда, ночь была все ближе, наступали сумерки. Потому, мы были морально готовы заночевать где-нибудь на дороге, чтобы рано утром продолжить путь.

— А теперь что?
— Стопим дальше. Тянем руку.

Машу все как-то удивляло, что автостопить нужно вот так просто. Безо всяких особых приготовлений. Танцев с бубном и молитв. Просто становишься у обочины и голосуешь.

На этот раз мы стояли минут 15. Было уже почти темно, когда вдали появилась машина. Точнее, они постоянно появлялись. Но тут, появилась какая-то машина, которую я как-то выделил и сразу указал:

— Вот наша едет!
— Откуда ты знаешь?
— Ну вот смотри, она сейчас остановится

Не знаю, откуда во мне была такая уверенность. Автомобиль (черный внедорожник) мчался навстречу, ослепляя нас фарами. Даже не думая тормозить, он со свистом пролетела мимо.

— Ну и чего же она не остановилась? — иронично спросила Маша

Я решил свести все на шутку и говорю:

— Как не остановилась? Смотри, она ведь уже тормозит.

Тут мы оба поворачиваем головы вслед за пролетевшей машиной и видим, что она реально остановилась. Где-то далеко от нас, метрах в 200. Но белые стоп-сигналы радовали — водитель сдает назад.

Что это было? Случайно совпадение? Или машину реально остановила сила мысли? В автостопе начинаешь верить во все, что угодно.

Мы радостно бежим вдогонку. За рулем — женщина. На пассажирском сиденье — маленькая девочка (дочка), года 3 на вид.

Напоминаю. Почти ночь. Полупустая трасса. 2 незнакомых человека с неподъёмными рюкзаками. В салоне ребенок. Но она остановилась.

— Я вас подвезу до 58 км. Там меня муж ждет, я вас высажу, а его заберу домой.
— Хорошо, мы будем рады! — соглашались мы, лишь бы не стоять на обочине.

Женщина оказалась безумно доброй, робкой, тактичной. Нам было аж неудобно от ее вежливости. На виде ей было около 45 лет.

И вот, наступает момент «Икс». Подъезжаем к 58 км., где располагается какая-то база, большие ворота. На воротах стоит муж и ждет жену (т.е. нашу машину).

Но женщина за рулем вдруг делает отмашку рукой, поддает газку и добро так:

— Ай! Подождет! Я вас до 62 км. довезу, а то где вы тут встанете.

И она реально проигнорировала мужа, который ее ждал после рабочего дня. И поехала дальше. Ради нас.

Тут же начал обрываться ее телефон. Это недоуменный муж пытался выяснить, куда она поехала мимо него и в чем вообще дело.

Женщина сначала не брала трубку. Потом начала брать и очень тактично, добро объяснять:

— Витя, я тебе потом все объясню. Мне нужно помочь людям.

И кладет трубку. Но Витя настойчив. Он продолжает названивать и пытаться понять, в чем дело.

— Ох, и влетит же мне, — с улыбкой комментировала его звонки женщина, — сделала мама добро.

В общем, она провезла нас лишних 4 км, чтобы оставить возле какого-то дачного поселка, а не просто в лесу.

Была уже полная темнота. Нас не было видно даже с 30 метров. Да и машин было совсем мало. Поэтому, постоять пришлось минут 30.

Мы начали подмерзать и задумываться о том, чтобы разбить палатку. Как вдруг, вылетевшая из черноты старенькая праворукая Субару остановилась чуть ли не с визгом тормозов.

— Давайте, давайте ребята! — командовала девушка, лет 35 на вид.

Она ехала одна. Вышла из машины и освободила багажник для наших рюкзаков.

Разговорились.

— А нас совсем не видно, наверное? — спросил я.
— Да, я только в последний момент увидела как что-то там промелькнуло на обочине. Заметила только рюкзак. А я испытываю особые чувства к людям с рюкзаками.

Мы познакомились. Девушку звали Лилия. Он провезла нас аж на 180 км. Так что времени поговорить было очень много. И, честно, этот разговор был невероятно полезным.

Первое, что мы узнали: девушке не 35, а… 55 лет! Но энергия, которая от нее шла, явно тянула на все 18. Живость, задор, оптимизм, жажда движения — все это чувствовалось даже когда мы молчали.

В прошлом она была довольно успешным альпинистом. Имеет 1 разряд. Несколько крутых восхождений. Сейчас… Сейчас я даже не вспомню всех занятий, которыми она увлекается. Тогда мне казалось, что передо мной просто какой-то сверх человек, у которого в сутках 50 часов, а 24 как у всех смертных.

Судите сами…

Каждое утро она по 2 часа катается на роликовых коньках по острову Татышева (место отдыха в Красноярске). Затем купается в ледяном Енисее (а в Крае он всегда ледяной, из-за плотины).

Далее, она капитан красноярской команды по кёрлингу (это где лед швабрами трут). В этом году они победили на чемпионате России и теперь едут в Шотландию на чемпионат мира.

Все лето она занимается кайтингом (это когда катаются по волнам на доске с парусом в виде парашюта в небе). Собственно, сейчас она именно туда и едет — на озеро Белё (Хакасия). Где у них с компанией друзей стоит городок из авто-домов. Там они живут все лето и катаются по волнам.

Зимой — сноубород, лыжи. Походы. Трекинг. У нее 3 детей и куча других хобби. До сих пор я не верю, что ей 55 лет. У иных 20-летних больше старости в теле и душе, чем у нее.

Лилия завезла нас к очень колоритному дядьке, который держит домашнее кафе у дороги. Поужинали безумно вкусными сырниками и кофе. Впитали атмосферу отшельничества (дядька был реально очень интересным и внешне, и внутренне. Он жил в этом кафе, кормил людей, читал книги, был очень молчалив, но когда говорил — делал это как-то размеренно, аккуратно. Не разбрасывался словами, а отмерял каждое из них как драгоценный товар. Всего за весь вечер я услышал от него не больше двух десятков слов).

Потом мы поехали дальше и около часа ночи Лилия высадила нас в поселке Новоселова. В 270 км. от Красноярска.

Мы остались возле какого-то одинокого ларька у дороги. Одинокий фонарь очерчивал небольшую зону вокруг нас, за пределами которой не было ничего, кроме черноты, пустоты.

Зато внутри этой слабо освещенной зоны стоял грузовик. А рядом — очень подозрительного вида люди. Это были явно «нерусские». Мне они показались какими-то афганцами или иранцами.

Вид их был такой, как показывают в сводках новостей про терроризм. Бородатые, смуглые, взгляд резкий, сверлящий. Если бы этим двоим прицепили какой-нибудь пояс шахида, то с ним они выглядели бы более гармонично.

Говорили они тоже с сильнейшим акцентом. Но самое главное то, что они начали говорить с нами.

— Куда едэтэ?
— В Абакан
— Ночию?
— Ага, а что делать
— У мэна ест адно мест, могу взят
— Не, спасибо, мы не будет разделяться

Говорящий на время отошел. А мы продолжали стоять на обочине, шутить, смеяться. Думать, что делать дальше.

Тут он снова подходит.

— Вам жэ в Абакан?
— Да
— Ладно, садитэсь, довезу
— Большое спасибо!

И мы как два муравьишки суетливо потащили свои рюкзаки к машине.

— Толка в кабинэ места нет, в кузов рукзак палажите
— Кончено, нам без разницы!

Он открывает кузов своего грузовика, а там — арбузы до самого верха. Мы бросаем рюкзаки на самый верх, под потолок. А сами лезем в кабину.

Водитель вежливо предложил разуться и залезть на спальное место, которое находится позади водительского кресла. Думаю, каждый представляет себе салон грузовика: два кресла и большая полка сзади, как в поезде. Там водитель спит.

Вот на такой полке мы и проехали 180 км. до Абакана, поджав ноги по-узбекски.

На креслах сидели, собственно, сам водитель (который с нами разговаривал) по имени Джафар и его друг, имя которого было настолько сложным, что я его даже не запомнил.

Общались мы только с Джафаром, друг вообще очень плохо говорил по-русски. Это были таджики (вот откуда схожесть с иранцами). Они развозили арбузы по торговым точкам и сейчас как раз делали ночной рейс в Абакан.

Это была одна из самых веселых, самых добрых моих поездок автостопом. Мы с Джафаром по очереди рассказывали анекдоты и травили разные байки. Он оказался безумно воспитанным, хорошим человеком. Я бы даже сказал, робким и стеснительным.

Он признался, что изначально не хотел нас брать, но увидев, что мы веселые и жизнерадостные люди, решил, что с нами будет нескучно.

В общем, мы в 1000 раз убедились, что внешность обманчива. Тот образ, что внушили нам как образ «врага» — всего лишь пустышка. Он не имеет ничего общего с реальностью. Эти восточные люди помогали нам от чистого сердца и по всему их поведению было видна доброта, отзывчивость и гостеприимство. Хотя, повторюсь, внешность у обоих была такой, что казалось что они вот-вот достанут ножики и всех почикают.

Особенно интересно было слушать анекдоты в исполнении человека с акцентом. Это что-то, ребята. Так много я давно не смеялся. Мы с Машей даже выходить не хотели, но пришлось.

Джафар дал нам свой номер телефона, на случай, если мы поедем назад и нам понадобится помощь. Довез до удобного выезда из Абакана и уехал.

Мы остались под другим фонарем около 3 часов ночи. Автомобилей практически нет. Смысла ставить палатку тоже не было — скоро рассвет и снова в путь.

Решили стоять до победного. Правда, из-за глухости трафика в ночное время мы простояли почти до 5 утра. Только потом нас начали потихонечку подвозить.

Дальнобойщик на 5 км. Какие-то рыбаки на 20 км. Потом женщина (которая запомнилась мне выразительными, хмурыми бровями) — на 50 км. Потом солидный мужчина на Лэнд Круизере — на 40 км.

Последняя, девятая, машина подобрала нас прямо на заправке, где мы кушали. Просто водитель микроавтобуса увидел двух навьюченных туристов и сам спросил:

— В Ергаки?
— Ага
— Садитесь, поедем вместе

Это оказался гид, который возит туристов в Ергаки и проводит для них экскурсии. Сами понимаете, насколько насыщенной получилась поездка с ним.

Он рассказал так много про Ергаки. Легенды, маршруты, хитрости, интересные факты. Довез до самого визит-центра. Дал номер телефона на всякий случай. В общем, очередной замечательный человек на нашем пути.

В результате, мы таки оказались в Ергаках. Было около 8 часов утра. Позади 620 км. и 9 попуток.

Не спав всю ночь и кушая на ходу, мы опередили автобус из Красноярска часа на 3, наверное. Хотя, задача максимум была доехать к утру хотя бы до Абакана.

Это был очень результативный автостоп, в котором все шло как по маслу. В особом шоке находилась Маша, которая еще вчера вечером не верила, что нас довезут хотя бы на 40 км.

День 2. Углубляюсь внутрь Ергак

В общем, примерно в 9 утра 11 августа после автостопа на 630 км  я стоял в визит-центре Ергак и регистрировался в МЧС. Видимо, это нужно для того, чтобы за мной прилетел боевой вертолет, если что-то случится.

Записывал меня мужчина в бархатном банном халате и домашних тапочках (не смейтесь, просто он только что вышел из душа и пах шампунем. Не знаю, правда, что он делал в рабочее время в душе).

— Сколько вас человек?
— Я один (моя попутчица вернулась в Красноярск в тот же день)
— На сколько дней планируете?
— На 7, — тогда я еще не знал, что задержусь. Даже 7 дней мне казалось слишком много.
— Тааакс.. До сем-над-ца-то-го, — мужчина аккуратно вывел дату «17 августа» в журнале регистрации, — в какие места планируете идти?
— Ну… Не знаю… Везде, где красиво
— А конкретнее?
— Ну, вот сюда, сюда и сюда, — я наугад тыкнул в лежащую рядом карту.
— Хорошо. Распишитесь.

Регистрация была окончена. Никто не посмотрел мои документы, не выяснил с кем связываться, если я вдруг не вернусь до 17 числа. Странно.

Я взял журнал регистрации в руки. Быстро просмотрел столбик «Количество человек в группе»

Пятеро… Четверо… Семеро… Опять четверо…

— Как это так? В одиночку сюда никто не ходит, что ли?

Я пролистал несколько страниц. Лишь на одной из них была запись о другом одиночном путешественнике.

Снова в голове эта фраза: «Блииин… И куда я иду?». Впрочем, несмотря на то, что тревожные настроения усилились, стало даже как-то интереснее. Адреналин.

Перед поездкой я намеренно не стал брать внешний аккумулятор для зарядки смартфона. Поэтому, ориентироваться мне предстояло исключительно по муравейникам. Никакого GPS.

Для удобства я купил в визит-центре топографическую карту за 150 руб. Это была обычная бумажная карта, ничем не защищенная от дождя и повреждений. Уже к 4 дню похода она так сильно износилась, что распалась на 8 отдельных потертых кусочков. Но об этом я еще расскажу.

От визит-центра мне предстояло пройти около 15-18 км. до озера Светлое. Там я планировал поставить палатку и заночевать.

Сначала путь шел по обустроенной тропе (около 7 км). Деревянные дорожки, железные лестницы, указатели и таблички «Осторожно, медведи!».

Народу — полно. Местами аж пробки.

— Ну, — думаю, — так не интересно. А где же опасности? Где «лютость» и «дикость» Ергак, которые мне обещали?

Ничего этого не было. Просто плавненький подьем, все выше и выше…

Зато природа вокруг радовала. Буквально с первых метров я увидел потрясающей красоты горную реку Нижняя Буйба. Я даже немного подвис, глядя на ее кипучее течение.

Где-то вдалеке виднелись пики гор необычной формы. День был очень солнечным, ясным и я отчетливо видел тайгу и гигантские валуны на их склонах.

Отдельное слово о воздухе… Какой же там воздух! Вдыхаешь его и не чувствуешь собственного предела. Как будто легкие увеличились раз в 5. Такое ощущение, что всю жизнь дышал каким-то густым, вязким маслом, а теперь наконец-то вдохнул настоящий «жидкий» эфир. Не надышишься…

Одна только эта природа в начале пути стоила того, чтобы ехать сюда автостопом всю ночь. Я бы даже палатку прям там поставил и просидел все 8 дней. Даже не верилось, что дальше могло быть что-то еще более красивое.

Так я шел, удивлялся и дышал где-то 7 км. Наконец, уперся в озеро Радужное. Туристы считают его визитной карточкой здешних мест. Просто дальше мало кто ходит — обустроенная тропа кончается, да и топать больше 7 км в одну сторону не многие хотят.

Так что обычно люди приезжают на машинах в визит-центр, идут пешком на Радужное, тусуются там день-другой и возвращаются к трассе.

Таким образом, Радужное — это такие «ворота» Ергак. За ним начинается более дикая природа, более сложные и опасные тропы, более злые медведи и, одновременно, гораздо более впечатляющие пейзажи.

Впрочем, тогда я обо всем этом еще не знал. Радужное шокировало меня своей красотой.

Озеро Радужное, Ергаки
Озеро Радужное, Ергаки

Честно, на тот момент это было самое красивое озеро в моей жизни. Хотя, до этого я видел несколько озер, которые считаются «жемчужинами» и «изюминками». Например, озеро Рица в Абхазии, или озеро Бурабай в Казахстане. Да, то были красивые озера, но Радужное стоит на порядок выше.

Если бы я только знал, что ждет меня дальше… Уже на обратном пути я вновь увидел Радужное и подумал: «Фуф, и всего то?))». По сравнению с тем, что находится внутри Ергак, Радужное — всего лишь разминка.

Кстати, если посмотреть на фото Радужного, то за ним есть скала, а на ее вершине видна другая визитная карточка Ергак — Висячий камень. Это гигантская гранитная плита (говорят, около 200 тонн), которая чуть ли не висит в воздухе. Ощущение, что она вот-вот сорвется в пропасть.

На обратном пути я подошел к этому камню ближе. Потрясающее и волнующее зрелище.

Как я уже сказал, от Радужного дорога пошла более дикая, но, все-таки, на ней попадались люди. Всего я встретил около 4-5 групп по несколько человек. Больше всего запомнилась компания из Минска. Веселые ребята. Встречал их раз 5, т.к. они шли целенаправлено (с гидом), а я то и дело плутал. Заходил в тупики, возвращался…

Под конец наши встречи стали уже анекдотом.

— Ну что, снова привет? — хором спрашивали они.
— Не прощаемся! — отвечал я и обгонял их, чтобы через полчаса встретить снова

Просто у меня не было навыков работы с бумажной картой. Я не умел вычислять по ней свое местонахождение (хотя всегда считал это простым делом).

До этого во всех путешествиях я тупо включал MapsMe на смартфоне и чувствовал себя комфортно. Сейчас же постоянно приходилось осматривать местность, искать солнце, определять юг и восток, вычислять «а где же я сейчас нахожусь?». В общем, ума тут требовалось гораздо больше, чем обычно. И в этом чувствовался особый кайф.

От озера Радужного до озера Светлого предстояло пройти еще около 10 км. Путь пролегал через перевал Тушканчик. Это простейший, пологий холм. Вид с него открывается довольно интересный. На тот момент он тоже меня удивил. Я пишу «на тот момент», потому что через несколько дней я увидел перевалы в десятки раз более красивые.

Вообще, в первый день я так и не увидел реальных Ергак, т.к. все время шел по краю от основной красоты. Озеро Радужное и вершина перевала Тушканчик — это, пожалуй, самое красивое, что ждало меня на пути.

Тропа шла, в основном, по лесу. Ничего вокруг не было видно, только елки, кедры и пихты. Очень много рек и ручьев. Поваленные деревья, через которые нужно перелазить. Камни, валуны. Подъемы, спуски. И все те же таблички «Осторожно! Медведи!»

Типичная поверхность земли — смесь белоснежного лишайника, зеленого мха и травки разных цветов (зеленой, желтой, красной), торчащей из всего этого великолепия. Не ограничивайте свою фантазию. Представьте самые яркие краски — не ошибетесь.

Безумно много грибов! Рыжики, маслята, подберезовики, волнушки, грузди, сыроежки… Их там не просто много. Они растут ковром. И это не метафора! Никогда, даже на картинках из фотошопа, я не видел такого количества.

Грибы в Ергаках
Грибы в Ергаках

Также, очень много черники. Все 8 дней я просто объедался ею. Моя правая рука под конец была насквозь пропитана черным соком. Полностью отмыться смог только в Красноярске.

Был и другой подножный корм — кедровые шишки (полно!), голубика, костяника, шиповник и т.д. и т.п…

Т.к. до похода 3 месяца я особо никуда не ходил, то мышцы мои несколько потеряли должную форму. Где-то после 15 км. пути начал уставать. К тому же, ноги промокли еще в первые полчаса, так что шел я все это время хлюпая ботинками.

Вообще, в Ергаках было очень сыро и все 8 дней я жил с мокрыми (очень мокрыми) ногами.

Из-за того что я шел без навигатора и постоянно блуждал — общий пройденный путь не поддается подсчету. Может 20 км, может 25. По усталости — все 40. Было очень много крутых подъемов и спусков (фактически постоянно был либо подъем, либо спуск).

Радует только то, что в тот день не было реальных гор и природного явления с загадочным названием «курумник». О нем я еще расскажу в следующих частях отчета.

Медведей, кстати, тоже не видел. И тем не менее, это был трудный день. Под конец я уже просто не мог идти.

Ноги забиты, спина отваливается от тяжести рюкзака, в ботинках хлюпает лужа, от чего натерлись пальцы и я начал немного хромать. Вся одежда пропитана грязью (много ходил по лужам и болотам).

Никакого удовольствия от похода в тот день я не испытал. Скорее, это было небольшое насилие над собой.

К Светлому подходил уже в сумерках. Вспоминается мультик про попугая Кешу:

— Это что?
— Совхоз Светлый Путь
— Какой светлый? Не видно ж ничего!

У меня было почти также.

Я видел лишь то, что вокруг озера очень много палаток — как раз шли сборы альпинистов, так что на озере жило на тот момент человек 150-200. Прям городок.

Я поставил палатку на южном берегу. Рядом было еще около 4-5 палаток. В сумерках я особо не разбирался кто там живет. Видел лишь костер поодаль от себя, несколько людей, смех… Подходить не стал. Изнеможение овладело мной.

Скинул промокшие ботинки. Умылся и обтер тело в горной реке Тушканчик. Переоделся в сухое (в моем рюкзаке всегда лежит специальный комплект чистой сухой одежды в специальном герметичном пакете. Так что мне всегда гарантировано тепло и комфорт на ночь)

Быстро приготовил безумно вкусный ужин на газе (гречка+курица+сливочное масло), заварил целый термос чая на травах, вскрыл первый козинак (всего их у меня было два).

Сел на берегу. Передо мной — вид на Светлое. Можно, далее я буду измерять красоту в Радужных озерах? Так вот, передо мной был пейзаж где-то в 2 раза красивее Радужного.

Я, наконец, сухой, чистый, теплый… Идти никуда не нужно… В руках кружка ароматного чая…

Я откинулся на траву… Кто не испытывал таких моментов — навряд ли поймет меня. Блаженство, невероятная расслабленность, довольность. Я бы даже сказал счастье… Это был один из тех моментов, ради которых стоит не только путешествовать, но и жить.

Посидел так до темноты, а потом занялся очень важным делом. Т.к. в большинстве случаев медведи нападают не на людей, а на их продукты питания (я не шучу), то на ночь я собрал всю еду в пакет (вообще всю, даже чай и ягоды черники), оттащил метров за 30 от палатки и подвесил на веревке за ветку дерева.

Так я обезопасил себя от ночного визита косолапого. А еду обезопасил от нападения мышей и бурундуков.

Т.к. на время похода я отказался от всей электроники, то произошедшее за день я записал в специальный блокнот, подаренный мне еще в Питере. В нем я вел дневник все 8 дней. Очень это интересно, оказывается. Так что делать в него записи стало моей привычкой и после возвращения.

Кстати, об электронике. Будучи типичным современным наркоманом, в обычной жизни я и получаса не мог прожить без телефона или ноутбука.

Рука моя постоянно тянулась в карман брюк (за смартфоном, имеется в виду). Проверить почту, ВК, инстаграмм, ватсап… А если все это проверено, то глянуть последние фотки, ну, а потом все по кругу (еще бы, ведь уже целых 2 минуты прошло!).

Это бесящая меня привычка, от которой я все время пытался избавиться, но не мог.

И вот я приехал в Ергаки, не взяв с собой внешний аккумулятор. Один заряд смартфона на 8 дней. Я оставил его для экстренных случаев, отключил и кинул в рюкзак.

Первые несколько часов сохранялась ломка. Хотелось включить, посмотреть хотя бы время (у меня нет других часов). Включить навигатор, сделать несколько фотографий…

Но уже к вечеру я совсем забыл про гаджеты. И особо не вспоминал про них до самого окончания похода.

За 8 дней я отучился от судорожного сидения ВК. Отучился знать «сколько сейчас времени?». Мне стало по фигу на время. Я просто смотрел на Солнце. Высоко ли оно, долго ли до заката и что еще я успею сделать сегодня?

Эти вредные привычки гаджетомана не вернулись ко мне и после возвращения из Ергак. Прошло уже 3 недели, а смартфон все еще лежит где-то в рюкзаке. Я по прежнему записываю все в бумажный блокнот, не слежу за временем, а в Интернет выхожу только с ноутбука, который не всегда под рукой.

Впрочем, вернемся на озеро Светлое.

В первый день я лег спать около 12 ночи. Разглядывать небо и слушать плеск волн не оставалось сил. Просто лег в спальник. Поразглядывал карту с фонариком. Подумал, куда можно сходить завтра. В теле чувствовалась приятная, отяжеляющая усталость. Я понимал, что утром оно будет болеть, а потому, далеко сходить не получится.

Было решено оставить палатку на месте еще на один день, и погулять по окрестностям налегке. Что вышло из этой затеи — читайте в следующей части.

День 3. Поход на гору Водовку

— Азииизкааа! Вставааай! Пропустишь все! — в тот день я проснулся от того, что кто-то щекочет мои пятки.

Было очень ранее утро (только начало светать). Голова, внезапно вырванная из сна, со скрежетом соображала. Кто я? Где я? И кто это меня будит?

Палатка. Ергаки. Озеро — это я вспомнил сразу. Продираю глаза, смотрю на вход в свое «жилище».

Маша!

Та самая девушка, которая убедила меня ехать в эти горы. Она альпинист и я знал, что она приедет сюда на сборы. Найти мою палатку было не сложно — их лагерь стоял рядом. Радостно поздоровались.

— А что я пропущу?
— Да ты посмотри, рассвет какой над озером!

Маша вообще, такой человек… Счастливый. Это сразу чувствуется по горящим газам, задорному голосу и просто невероятной активности. Иногда, она напоминает мне бабочку или даже стрекозу. Сейчас она здесь, а через секунду уже там. Энергия так и плещет.

Вот и сейчас, она мигом меня разбудила и упархала. Вместе со своей группой они ушли покорять одну из гор. А я остался полусонный в палатке.

Закостенелая привычка хитро шептала: «Поваляйся еще немного. Ну? Время-то, поди, часов 6 утра. Отдохни. Ты же устал…»

Но где-то в другом ухе в противовес этой сладкой Сирене какой-то грубый немецкий генерал орал во всю глотку:

— А ну ка быстро встать!!! Ты что сюда, спать приехал? 10 минут на сборы. Бегом!

И я покорился кнуту, а не прянику.

Встал. Взял камеру. Пошел на озеро. Не зря же Маша говорила о каком-то супер рассвете.

Подхожу к берегу и просто замираю…

Знаю, что этот отчет содержит слишком много фраз, типа «невероятный», «фантастический», «нереальный», «потрясающий». Но как еще описывать то, что я вижу?

Ах, да… Мы же договорились измерять все в Радужных озерах. Так вот, вчера вечером Светлое тянуло на пару Радужных. А в то утро, на рассвете — уже штуки на 4.

В тот момент я сделал одну из своих самых любимых фотографий Ергак (см. ФОТО 1 и 2).

Кристально чистое, гладкое как зеркало озеро. По ту сторону — два красивейших пика (Птица и Звездный). Веет свежестью — озеро прохладное и от того над поверхностью его мягко стелется туман. Он не замер неподвижно, а клубится, напоминая облака под ногами

Где-то сбоку восходит солнце, окрашивая туман, воду, лес и горы в нежно-оранжевый цвет.

И это только картинка. А если бы еще вы слышали шум реки, которая тут же вытекала из озера. Пение птиц, шум леса и ветра. Если бы вы почувствовали тот самый «жидкий» воздух, наполненный запахом хвои и цветов…

Мне кажется, в тот момент я не просто видел, слышал и вдыхал аромат окружающего мира, но еще и пробовал его на вкус. Осязал его кожей. Это было просто невероятно.

Я не стал распыляться на фотографирование. Просто смотрел, впускал этот мир внутрь себя.

В то утро я и влюбился в Ергаки.

Впрочем, стоять на одном месте долго я тоже не смог. Было очевидно, что раз здесь, на окраине Ергак, в обычном палаточном лагере я вижу такое величество и первозданность, то там, внутри, за этими пиками меня ждет нечто неописуемое.

Кстати, самое время немного рассказать вам о строении этих самих Ергак.

Озеро Светлое, на котором я стоял — это самая южная часть заповедника. По ту сторону от него были хорошо видны уже упомянутые пики — Птица и Звездный. За ними находится все то, ради чего стоит сюда приезжать (хотя, даже Радужное и Светлое тоже того стоят, как вы уже поняли).

У всех объектов в Ергаках очень необычные названия. Например, пик Учителей, пик Динозавр, Сказка, Тугодум, Сфинкс, Экстаз, Носорог, Зуб Дракона…

А как вам озеро Горных Духов? Озеро Художников, Мраморное озеро, Малахитовая ванна и водопад Грация?

Все это безумно красиво, но чтобы туда добраться — простой прогулки недостаточно. Все это находится за горными хребтами, через которые нужно перелезть.

Делается это в нескольких местах — на перевалах. Все перевалы которые находились рядом со мной были категорийными.

Маленькая и полезная справка. В альпинизме все маршруты делятся на категорийные и некатегорийный. Собственно, некатегорийные — это настолько простые, что им даже не присваивается никакая категория сложности. Ты просто идешь ногами и все. Да, физически это может быть сложно (большие расстояния, набор высоты, камни, болота и т.д.), но технически — не сложно и не опасно.

По моему, всю жизнь я ходил по некатегорийным маршрутам (ну, не считая, пары необычных восхождений в Крыму)

Но есть еще сложные маршруты, которые делятся на 6 категорий. Самая простая — первая категория, самая сложная — шестая. Кроме того, чтоб было еще удобнее, каждая категория делится на 2 подкатегории: А и Б.

Т.е. самая легкая категория — это 1А.
1Б — уже сложнее.
2А — еще сложнее и т.д.
6Б — это самые сложные в мире маршруты. Типа покорения Эвереста и т.д.

В Ергаках имеются маршруты всех категорий сложности, от 1А до 6А (т.е. на 6Б там вроде бы ничего не тянет).

Чтобы было понятно, 6А — это просто голая вертикальная стена метров 600 высотой, на которую лезут, иногда по 3-4 дня с кучей снаряжения.

Маша, которая разбудила меня в то утро, отправилась покорять маршрут 3Б. Честно говоря, когда я увидел эти «3Б», то не поверил, что туда вообще может забраться кто-то, кроме птиц и бактерий.

Конечно, я видел всяких там скалолазов по телевизору… Но ТВ — это одно, а вот когда видишь скалу «живьем» и наблюдаешь, как по ней карабкаются люди (как муравьи по слону) — дух захватывает.

Впрочем, что-то я отвлекся от темы.

Все перевалы, которые ведут от озера Светлого внутрь Ергак имеют категорию от 1А до 2Б. Насколько я знаю, вторые категории уже проходятся со снаряжением (веревочная страховка и т.д.).

А вот первую категорию можно пройти без веревок. Просто нужно малость уметь лазать по камням и не бояться высоты.

Чуть дальше вы увидите, как я проходил несколько перевалов 1А. Также, сам того не зная, я прошел перевал 2А в густом тумане — это было так захватывающе!

Но все это было позже. А пока я стоял на озере Светлом и не знал куда идти. На перевалы не хотелось — еще толком не отдохнул после вчерашнего марш-броска.

Сидеть весь день на озере — тоже скучно. В общем, решил следовать вчерашнему плану: оставить палатку на месте и налегке погулять по окрестностям.

Кстати, палатку в Ергаках можно оставлять без опаски — никто её не тронет. Ну, кроме медведей. Поэтому правило номер 1 сохраняется — не хранить в палатке еду.

Перед прогулкой нужно было привести себя в порядок. Умыться и приготовить завтрак.

В обычной жизни, каждый из этих шагов довольно рутинный и происходит на автомате. Но только не в горах…

Посмотрите третье фото: ну где еще умоешься в такой воде с таким видом?

Наверное, в первый раз в жизни я умывался не пять минут, а все полчаса. Уходить просто не хотелось, хоть в этой природной «ванной комнате» и не было горячей воды. Также, как не было красивого зеркала, модной подставки под щетку, а стоять приходилось на обычном сером камне (вместо дорогого кафеля, ради которого многие долго и упорно работают).

Все просто: вода+ты+полотенце. Ну, и море эмоций впридачу.

То же самое касалось и приготовления пищи. Да, все 8 дней в Ергаках она была довольно скудной (если сравнивать с чревоугодием вблизи городов). Обычные подсоленные каши (гречневая, овсяная). Вместо хлеба — сухари. Никаких обильных десертов, к которым многие из нас привыкли. Просто маленький кусочек козинака, лишь бы чай не горчил.

Я не говорю, что мне не хотелось в те дни съесть большой кусок чего-нибудь жаренного, жирного и пересыпанного специями. Хотелось…

Но я с удивлением обнаруживал, что могу обходиться без всего этого. Употреблять на 90% вегетарианскую, простую пищу в очень небольших количествах и при этом переносить колоссальные физические нагрузки, оставаться бодрым и энергичным.

Да и сам процесс приготовления еды на природе — это что-то сродни медитации. Готовка была одним из самых больших моих развлечений.

Выбрать полянку. Остановиться. Скинуть тяжелый рюкзак. Извлечь из него миниатюрную кастрюльку, пакетик каши. Набрать воду прям тут же, из протекающего мимо ручья.

Зажечь пламя горелки. Подождать пока все это закипит и чуть ли не приплясывая наблюдать, как пар шевелит крышку. А вокруг природа. А вокруг красота. Жизнь.

В то утро все это тоже было. Я набрал воду из озера и приготовил 2 порции овсяной каши. Одной позавтракал, а вторую взял с собой на прогулку.

Также, я взял с собой дождевик, коврик, спички, нож, фонарик и термос с зеленым чаем.

Оставалось только до конца решить — куда же я все-таки иду?

Дело осложнялось не только усталостью мышц. Еще вчера, пробираясь по тропам к Светлому, я понял, что заблудиться в Ергаках проще простого. Это только со стороны так кажется: вон гора вдалеке, просто иди к ней. Но на деле не все так просто.

Во-первых, идти лучше по тропам. Идя вне тропы, легко наткнуться на непреодолимый участок, типа озера, скалы или глубокой трещины.

Во-вторых, тропы эти не всегда ведут туда, куда нужно именно тебе. Они постоянно разветвляются, и на развилках этих не стоит камень «направо пойдешь, на Звездный попадешь».

Тропа молча раздваивается и тебе нужно выбрать куда именно свернуть. Свернув не туда, ты можешь и уйти не туда. А это уже считай заблудился, т.к. на новой тропе тоже будут свои развилки, уводящие тебя все глубже и глубже в этот лабиринт..

В каждый момент времени нужно знать, где ты находишься, сверяться с картой и выбирать правильные тропы.

К тому же, на карте тропы просто отмечены линиями. Там не подписано, какая тропа сложнее, какая легче. Сколько раз за эти 8 дней тропы заводили меня в болота, на осыпи, курумник, и даже на тот самый перевал 2А.

И вот, заранее понимая все это и осознавая, насколько плохо я (пока) умею ориентироваться на местности, я решил, для начала, выбрать какой-нибудь несложный маршрут.

И маршрут этот был на гору Видовка. Ее высота 1920+ метров. Учитывая, что озеро Светлое находится на высоте 1510+ метров, мне предстояло набрать всего лишь 410 метров высоты. 130-этажный дом. Три пирамиды Хеопса. Подумаешь.

Эту гору хорошо видно со Светлого (на фото — пологий «холм» в правой части горизонта). Собственно, я купился на название — «Видовка» — не просто же так ей дали такое имя?

Наверное, с нее видно что-то интересное? Посмотрим.

Около 10 часов дня, закончив все приготовления, я вышел в путь.

Опасаясь снова заблудиться, я шел и очень внимательно изучал местность. Карту не выпускал из рук.

— Ага, вот ручей прошел
— А, вот поравнялся с мысом на озере
— Так, прошел вот эту развилку

Это было очень интересно. Взаимодействовать с ландшафтом, изучать его, впитывать, оценивать. А не глупо следовать за стрелочкой навигатора.

Совсем скоро я настолько привык постоянно думать о том, где я сейчас нахожусь, что делал это уже автоматически. Держа карту в голове, я даже не заглядывал в нее. Просто постоянно осматривался и наблюдал за главными ориентирами.

Кроме того, многие тропы в Ергаках промаркированы. По крайней мере, самые важные. Например, в начале своего пути на Видовку я шел по маркированной тропе красного цвета. Она вела на пик Птица, и мне нужно было только лишь понять, в каком месте свернуть с нее.

Кто не знает, «маркированная» — это означает, что на всем протяжении тропы имеются специальные цветные метки: на деревьях, на камнях, на скалах.

Например, если мне нужно идти по красной тропе, то я ищу глазами красные метки и следую за ними.

Опять же, со стороны это кажется легким занятием, но на деле не всегда дела обстоят так просто. Например, многие метки уже старые и их просто не видно. На некоторых развилках совершенно не понятно, куда нужно сворачивать.

Кроме того, иногда можно задуматься и пропустить одну из меток, свернуть не туда. А это, считай, сошел с маркированной тропы. Потерял ориентацию. Возможно, даже, заблудился.

Ну, и, конечно, в дело может вмешаться его величество туман (или просто ночь). Несколько дней я именно так и шел, не видя ничего дальше 10 метров от себя.

В общем, на метки надейся, а сам не плошай. Всегда думай, где ты и куда идешь.

И в тот день я думал. Много. Общий путь на Видовку занял у меня около часа. Найти дорогу оказалось не так сложно. Да и сам путь наверх был простым — без тяжелого рюкзака ноги сами тянули меня наверх.

Теперь маленькое отступление по поводу горных лесов. Как видно на фотографиях, в Ергаках кругом растет густой лес. Кто-то даже называет его тайгой.

Однако, в силу биологических особенностей, деревья не могут расти на любой высоте. По моим наблюдениям, где-то после 1600-1800 метров над уровнем моря леса уже нет. Ему на смену приходят так называемые «альпийский луга» — это большие пространства, на которых нет деревьев, только трава и низкорослые кустарники.

Граница между лесом и альпийскими лугами, часто, бывает очень четкой. Вот ты шел шел по лесу, не видел ничего, крове елей и кедров, и тут раз — все это остается где-то внизу, и ты понимаешь, что находишься на головокружительной высоте.

Собственно, по настоящему оценить масштаб гор можно только на альпийских лугах, когда взгляду не мешают деревья.

Точно так было и на Видовке. Дойдя до ее середины я так и не понял, как высоко поднялся. И только оказавшись на открытом пространстве наконец-то, смог ахнуть.

Это была всего лишь середина горы, но вид открывался просто сумасшедший. Все то же озеро Светлое рядом со мной, но уже внизу. Куда-то в строну уходила долина Золотарного ручья (см. ФОТО 4).

Эта долина бесподобна… Она хорошо просматривалась где-то на 5-6 км вдаль. По обе стороны от нее — склоны гор, а на дне извиваясь, как какая-то Амазонка, блестел сам ручей.

Помнится, тогда я смотрел на эту долину и думал:

— Блин, а как часто в обычной жизни мы смотрим вдаль?

Вот правда? Это я не ради философствования спрашиваю, а сугубо в интересах здоровья глаз.

В городе (и не только), взгляд наш всегда чем-то ограничен. Я уже не говорю про то, что до 90% времени мы смотрим либо на экран смартфона, либо в экран компьютера, ТВ, в книгу, журнал и т.д.

Но даже когда вы захотите от всего этого отвлечься, то куда вы посмотрите? Есть ли у вас возможность посмотреть куда-то очень далеко? Как правило, нет.

Стены комнат и салоны машин закрывают обзор. Но даже если вы выйдите на улицу, то горизонт закроют здания и заборы. Хорошо, пусть не так урбанистично. Пусть обзор будет закрывать лес или холм над рекой.

Но ведь штука в том, что обзор всегда что-то закрывает. Я не знаю, насколько это вредно или полезно для психики. Но точно знаю, что это вредно для хрусталика глаза. Он должен тренироваться и фокусироваться на дальних объектах. Но, к сожалению, кроме Луны в обычной жизни таких объектов нет. А в небо у нас смотреть тоже не принято.

Вот и получается, что горы — это одно из немногих мест, где можно по-настоящему всмотреться во что-то далекое. Именно об этом думал я, глядя в долину под моими ногами. Думал и жадно разглядывал камушки, рассыпанные по дну долины где-то безумно далеко от меня.

Я понимал, что это не камушки вовсе, а гигантские валуны. Но в тот момент, для меня они были не более, чем маковой посыпкой на булочке.

Потренировав глаза, я продолжил подъем. Нужно сказать, что мне очень повезло с горой. Тропа проложена по ней таким образом, что во время подъема ты не можешь увидеть всего того, что видно с вершины. Тело горы как бы закрывает главный вид до самого последнего момента.

Именно поэтому я не просто шел на вершину, а практически бежал. Мне поскорее хотелось получить этот десерт…

Ближе к вершине Видовки началась «разминка эмоций». Открылся вид на озеро Золотарное (см. ФОТО 1).

Я удивился необычайно насыщенному сине-зеленому цвету воды. Не зря это озеро еще называют Малахитовым. Четко прорисованные края, глубокий, равномерный цвет. Оно действительно напоминало блюдце из малахита.

Для примера я оглянулся на Светлое — стало понятно, почему его так назвали. Поверхность его сильно отсвечивала и не имела таких насыщенных красок. Скорее, оно было похоже на лужу расплавленного металла.

Несколько раз после этого я видел Светлое с высоты, с разных точек и оно все равно было такого металлического цвета. Я бы назвал это озеро Серебряным. Впрочем, соблюдая стилистику названий в Ергаках, лучше назвать его Жидким Терминатором.

Сделав несколько десятков фотографий Золотарного, я продолжил подъем. С каждым метром вид становился все шикарнее и шикарнее. Появилась гора Динозавр, перевал Пикантный. Названия-то какие!

Я не успевал осознавать все то, что вижу. Захлебывался ощущениями. Мне бы постоять, привыкнуть, но нет. Я поднимался все выше и выше, практически не останавливаясь.

И вот…

Вершина. Включите какую-нибудь торжественную музыку, потому что в тот момент она играла внутри меня.

Пара-пара-бам-паааам….

Как огромный кит из океана, из-за края Видовки неожиданно вынырнули пики Звездный и Птица. Те самые, что было видно из моей палатки на Светлом. Но теперь они оказались так близко и открывались в совершенно другом ракурсе (см. ФОТО 2).

Я хорошо видел «седло» между ними, дугу хребта, все те же гигантские валуны, скалы, отвесные стены.

— Ну, во сколько же озер Радужных ты все это оценишь? — спросите вы
— Да фиг знает. Конкретное число уже и не назовешь. Ведь все это так субъективно. Может быть 10, а может быть 20. Одним словом, «До хрена Радужных озер» — такова моя оценка увиденному.

Чтобы сильнее раствориться в окружающей среде, я снял ботинки и стал ходить по вершине босиком. Рассматривать хребты, которые лежали будто на моей ладони. Сверять увиденное с картой, чтобы узнать, как называется все то, что я вижу.

Глубоко внизу, вокруг Малахитового озера и у подножья пиков я увидел тот самый «курумник». Это то, что остается от гор, после их смерти.

Представьте щебень, только в 100 и в 1000 раз большего размера. Огромные камни неправильной формы просто разбросаны непрерывным толстым слоем по поверхности земли. Некоторые из них размером с футбольный мяч, а некоторые с 5 этажный дом.

Иногда такие поля из курумника тянутся на многие километры.

Вы еще не раз увидите все это в отчете. В принципе, я встречал курумник и в Крыму, и в Турции и даже в Таиланде. Просто не знал, что он так называется.

С одной стороны, я обожаю лазить по таким камням. Это очень интересно! Но с другой… Сложное и опасное это занятие. Именно на курумнике, как я понял, травмируется больше всего людей.

Через курумник проходит очень много маршрутов в Ергаках. Я намеренно не использовал слово «троп», т.к. какой-то четкой тропы на курумнике быть не может. Это ведь голые камни. И в этом еще одна сложность — очень легко сбиться с правильного пути. Особенно если туман или сумерки.

Кстати, о тропах. С вершины Видовки я пытался рассмотреть тропы к перевалам, ведь на следующий день планировался большой переход с палаткой по ту сторону хребта.

С высоты мне было хорошо видно, как тонкие ниточки троп идут сначала по обычной земле, затем упираются в курумник и просто растворяются в нем. Это означало, что пробираться по этим гигантским камням придется более спонтанно, прокладывая свой собственный маршрут.

Чуть ближе к пикам, рядом с Видовкой я увидел очень необычные скалы. На карте они были подписаны как «Слоники». Уже позже, увидев их с перевала, я действительно рассмотрел в очертаниях этих скал несколько отдельных слонов.

Сейчас же у меня было полно времени и желания изучить эти скалы вблизи. Я спустился к ним, немного полазил по камням, взобрался на одного из слоников. Не смотря на то, что по размеру эти скалы очень небольшие — внешний вид их впечатляет. Достаточно посмотреть фотографии.

Вообще, я бы назвал эти скалы Тетрисом. Полное ощущение, что их искусственно сложили из блоков разной формы, удивительным образом подходящих друг к другу.

Пройдя дальше слоников я вдруг оказался у самого начала пика Звездочка. Это «младший брат» пика Звездный. Его высота 2100+ метров. Т.е. он был где-то на 200-300 метров выше, чем я.

Но любопытно было не это, а то, что с одной стороны (той, что спускалась к Золотарному озеру) этот пик имел строго вертикальную отвесную стену (см. ФОТО)

Высота этой стены около 600 метров. Как я понял, именно по этой стене проложен маршрут категории 6А. В тот день по нему лезла группа альпинистов. Они покоряли эту стену 3 суток (2 из них шел дождь). Спали прямо там, на отвесной скале, подвесив себя веревками. Гвозди бы делать из этих людей…

И пусть они так и не смогли покорить вершину (в лагере сказали, что они не долезли всего 30 метров — их сняли), но для меня возможности этих людей кажутся какими-то запредельными, нечеловеческими. Если бы вы видели ту неприступную стену вживую, то поняли бы, почему.

Где-то к 3 часам я понял, что на сегодня с меня хватит. Впечатлений было столько, что они просто не умещались в моей голове. Я понимал, что если сегодня увижу что-то новое, то не буду впечатлен этим настолько, как если бы увидел со свежей головой.

Решил возвращаться.

Путь вниз, обычно, проще физически, но опаснее и сложнее технически. Около 5 вечера я был в базовом лагере на озере Светлом.

Маша уже вернулась с маршрута. Они покорили 3Б на Звездном. До сих пор поверить не могу, что такая хрупкая девушка может залезть на такую суровую гору.

Но это еще ладно…

Вечером я познакомился с теми, чьи палатки стояли рядом с моей. Оказалось, что это группа начинающих альпинистов из Куйбышева (Новосибирская область). Мальчишки и девчонки по 16-17 лет. И они проходили маршруты от 2 до 4 категории!

Кстати, я знаю, что некоторые из них читают меня, так что привет вам, Куйбышев! Вы очень крутые)

Тогда я еще не знал, что мне предстоит прожить с этими ребятами бок о бок 4 суток. Мой большой переход с палаткой был сорван. Почему? Читайте в следующей части.

 

День 4. Блуждания в тумане

В этот день Ергаки показали мне свой истинный характер.

Вообще, раньше я думал, что когда кто-то в умной книжке пишет, что «вот у этого города есть душа», а «вот у этого моря есть настроение» — то это всего лишь художественный прием. Красивая метафора

Но, начав путешествовать, я убедился, что у городов действительно бывает не только площадь и плотность населения. У морей — не только глубина и объем. А у гор — не только высота и крутизна склонов.

Вообще, горы, в этом смысле, заметно отличаются от всей остальной природы. То же самое море, например, можно застать в разном настроении. Сегодня оно спокойно, а завтра бушует и рвется из берегов.

Лес может шуметь и цвести либо спать под толстым слоем колючего инея. Река может покорно течь в своем русле, а может затопить сотни квадратных километров вокруг.

Горы же — постоянны. Неизменны. Вокруг них может меняться погода, выпадать и таять снег. Солнечные дни чередоваться с дождливыми. Но сами по себе горы не меняют от этого своего характера.

Я говорю именно про характер, настроение. А не про то, что камень остается физически неподвижным — это и так понятно.

Разумеется, в первые 2 дня Ергаки были все теми же Ергаками, что и в третий день. Но в эти 2 дня я не смог уловить характера здешних мест. Возможно, потому что ходил по относительно равнинной части.

В третий же день мне удалось приблизиться к хребту, и от этого я почувствовал себя мотыльком, подлетевшим слишком близко к пламени свечи. Нет, я не погиб, но навсегда понял, что свеча горячая. И теперь, даже если я буду смотреть на нее издалека, то буду знать, какова ее истинная суть.

— Не много ли пафоса и аллегорий? Рассказывай конкретней давай!
— Хорошо, хорошо… Начну по порядку.

В третий день я планировал собрать палатку и отправиться через хребет внутрь Ергак.

Путь был намечен такой: пройти от озера Светлого до озера Золотарного, затем через Пикантный перевал (между пиками Звездный и Динозавр) пробраться к Цветным озерам и оттуда спуститься к озеру Теплому.

Я понимаю, что большинству читателей этот маршрут ни о чем не говорит, но просто оцените сами названия. Харизматичные.

На озере Теплом я планировал поставить палатку. Вообще, в Ергаках запрещено ставить ее где попало. Есть несколько «официальных» мест для стоянок. Ночевать лучше в них, иначе егеря ругаются.

Нет, ну если нужда заставит, то где угодно заночуешь, конечно. Маша, например, в прошлом году заблудилась и ночевала на склоне горы. Ее палатка осталась у подножья, а она сидела под ёлкой, мерзла и слушала ревы медведей где-то совсем рядом. Бррр…

Вот чтобы и со мной такого не произошло, я решил в этом своем первом серьезном горном походе не рисковать и ночевать только на специальных стоянках. Моя карта показывала, что одна из них как раз находится на озере Теплом.

Предстояло пройти около 10 км, но это не по ровному шоссе, а по болотам, курумнику и нескольким перевалам. Кроме того, у меня есть фотоаппарат, а это заметно снижает скорость передвижения в красивых местах.

В общем, выйти нужно было как можно раньше. Поэтому проснулся я по будильнику в 6 утра. Выглядываю на улицу — и не узнаю местность. Все окутал густейший, как дым от кальяна, туман.

Все, что я мог разглядеть — деревья в 10-15 метрах от палатки. Озера в 30 метрах видно уже не было. Ну, а хребта, находившегося за 4 км, казалось, совсем не существовало в этом мире. Да и вообще, мир этот сузился до крохотного пяточка радиусом 20 метров. Радовало только одно — я был в самом его центре.

Кроме тумана был еще мелкий дождь. Альпинисты из-за такой погоды не пошли на восхождения. Где-то там, из-за непроглядной пелены, слышались их голоса, смех вокруг трескучих костров. Было как-то уютно. Спокойно. Как будто этот туман защищал от чего-то внешнего, большого и неизведанного.

Я подошел к руководителю начинающих альпинистов, рядом с которыми жил. Спросил у нее совета, по поводу своего маршрута в такую погоду.

Поразительно, как некоторые люди умеют убеждать. Даже не словами, а паузами перед ответом.

Она посмотрела на меня, выдержала секунд 5 и начала говорить. Собственно, по этой паузе и взгляду уже было понятно — через хребет я сегодня не иду. Ее слова лишь пояснили — почему.

Если коротко, то под дождем местность вокруг Золотарного озера превращается в болото. Его можно обойти по курумнику, но он скользкий, да и туман…

Плюс, перевал Пикантный довольно запутанный, нужно знать правильную тропу (может поэтому такое название?). Да и после перевала там начинаются какие-то скальные обрывы по 15-20 метров, в которые можно запросто улететь. С концами.

Собственно, через три дня я все-таки начал во всю ходить и по мокрому курумнику, и по запутанным тропам, и по грязным болотам. И это оказалось не так уж и сложно. Но в то утро, когда мне просто обо всем этом сказали, я подумал «Ай, на фиг. Пережду непогоду здесь, на Светлом».

И вновь хочется пуститься в рассуждения, типа: «Все ограничения лишь в голове…» и т.д. Ведь сейчас, с высоты некоторого опыта я понимаю, что мог легко преодолеть перевал в тот день. Но, не понимая (не зная) своих возможностей, не сделал этого.

Вместо этого я остался в лагере на Светлом. Мы сидели у костра под навесом из тента. Дым, искры, романтика. Хотелось просидеть так подольше, но…

Туман потихонечку начал рассеиваться. Сначала появилось озеро. Затем, даже, появились склоны хребта вдалеке.

Только вот верхушку пиков все равно укутывали облака и это вселяло сомнения: погода окончательно улучшилась или скоро все вернется?

И вот тут я столкнулся с первой чертой Ергак: они постоянно требуют от тебя выбора. Постоянно нужно принимать решения и брать на себя ответственность. Причем, от решения твоего, иногда, зависит не только твое здоровье, но и жизнь.

Эти решения нужно принимать чуть ли не ежесекундно. Начиная с того, по какому маршруту пойти, и заканчивая тем — как поставить ногу на камень при прыжках по курумнику. Ошибки могут стоить дорого.

Вот и тогда я встал перед выбором. Остаться в лагере где тепло, сухо и хорошая компания? Или тащиться куда-то далеко, надеясь, что больше не будет ливня и туман не вернется?

Признаюсь, очень хотелось остаться. Внутри меня живет такое же ленивое существо, как и в большинстве людей. Хоть, учитывая мой образ жизни, в это и трудно поверить.

Более того, это существо почти выиграло — до 11 часов дня я сомневался и каждую минуту менял решение:

— Нет, не пойду!
— А нет, лучше пойду!
— Хотя нет, не пойду…
— Или пойти?
— Не пойду, наверное…

В итоге, было решено все-таки пойти, но не с палаткой, а просто подняться на хребет налегке. Что-то типа разведки.

Собрался быстро. Все те же спички, фонарик, термос, немного еды.

Мелкий дождь продолжал накрапывать, и поэтому я сразу надел дождевик, а рюкзак спрятал в защитную накидку.

Вообще, в Ергаках я был достаточно хорошо защищен от дождя. Даже очень защищен. Все это благодаря тому самому походу в Большой Крымский Каньон, когда я попал в ливень и ночевал практически в луже.

Дождевик и накидка — это только часть защиты. Все вещи внутри рюкзака были дополнительно упакованы в пакеты. Штаны — также водонепроницаемые. Спичек несколько коробков, спрятанных в разные части рюкзака и одежды (не храни все яйца в одной корзине). Газовая горелка — брал ее, в том числе, из-за опасения не найти сухих дров для приготовления пищи.

Единственным слабым местом была обувь. Я поехал в своих треках Mammut, которые изорвались в решето еще в Крыму. 4 огромные дырки, в которые можно просунуть палец — не лучшая защита от сырости.

Как же я матерился, что не купил новую обувь для похода! Все 8 дней я шел либо в насквозь мокрых ботинках (аж хлюпало), либо крался как кошка между лужами, чтобы не намокнуть (вместо того, чтобы смело идти вперед).

Все, о чем я мечтал — вернуться на часок в Красноярск и купить нормальные трекинговые ботинки. Но… Красноярск был далеко. А болота, лужи и дожди вот они. Окружили со всех сторон.

В общем, закутанный сверху и практически босый снизу я отправился в путь. И надо же, только я отошел от лагеря метров на 500, как пошел сильный дождь и туман снова начал опускаться к земле. Ергаки будто заманили меня хорошей погодой, а теперь сняли маску и вновь стали самими собой.

Подняться на хребет было решено в районе пика Птица. Есть там одноименный перевал (как оказалось, категория сложности 1А).

И вот, иду я, значит. Сверху дождь, снизу лужи. Со всех сторон — туман. Людей вообще нет — погода явно не для прогулок.

Не зная правильного пути, я хотел подняться на Птицу через озеро Мраморное. Как мне рассказывали, само по себе озеро тоже очень красивое, так что я решил убить двух зайцев.

Где-то через пару километров, переправившись через ручей Медвежий, чуть в стороне от тропы я увидел палатки и, пробивающееся сквозь туман пламя костра. Подхожу ближе — над костром натянут тент, а вокруг сидят люди.

Увидели меня.

— Подходите к нам! Мы вас чаем напоим!

Вообще, мне очень нравилась доброжелательность людей в Ергаках. Как говорят? Общая беда объединяет… Ергаки, конечно, это не беда, а счастье. Но в силу сложных и опасных условий, они объединяют и скрепляют людей. Повсюду чувствуется атмосфера сплоченности. Взаимовыручки и поддержки.

Да, да. Я слышал недавнюю новость о том, что московские туристы бросили товарища со сломанной ногой, чтобы не опоздать на самолет. Но все это — не более, чем газетная утка, которую давно разоблачили.

То ли в Ергаки приезжают другие люди. То ли, приезжая туда, все люди становятся другими. Я еще не понял, но такую доброжелательность и вежливость еще поискать нужно. Кто только не пытался напоить меня чаем за эти 8 дней. Иногда я даже соглашался, но только не в этот раз.

Я просто подошел, поздоровался, немного поговорил. Оказалось, возле костра грелось и сушилось 5 туристов из солнечного Дагестана. Говорили с небольшим южным акцентом.

— Вы один здесь ходите?
— Да
— Не страшно?
— Пока нет
— А сейчас куда идете?
— На Птицу, через Мраморное
— Через Мраморное по такой погоде сложно вам будет туда подняться. Очень скользко и грязно.
— А как лучше пойти?
— Карта есть?

Я достал из кармана аккуратно замотанную в пакет карту, которая уже успела надорваться посередине от постоянного сгибания и разгибания.

Один из парней начал показывать в моей карте правильную дорогу. Чтобы пойти по ней, мне пришлось бы вернуться назад около 1 километра. Поэтому, я особо не вникал в предложенный мне маршрут. Не знаю, откуда во мне эта дурацкая черта — я никогда не возвращаюсь назад.

Даже если я 100% знаю, что иду не туда, даже если вернуться нужно всего на 200 метров назад — я не делаю этого и все равно иду дальше, надеясь на Авось.

И сейчас не будет пафосной речи, типа «и каждый раз Вселенная выводит меня на правильный путь».

Нет, блин. Эта тупая привычка вечно затаскивает меня туда, куда лучше не попадать. Постоянно я жалею: «Ааааа! И чего я назад не вернулся?!», но все равно раз за разом продолжаю вести себя как баран и иду только вперед.

Впрочем, справедливости ради, стоит отметить, что иногда из-за этой привычки я все-таки угождаю в какие-то интересные места, либо сильно сокращаю дорогу, либо получаю еще какие-то бонусы. Но это бывает не каждый раз, а, где-то, в 1/3 случаев.

— Может останетесь у нас? Погода то вон какая…
— Нет, спасибо, я же сюда ходить приехал, — улыбнулся я
— Ну, брат, тогда удачи. Береги себя! — один из парней крепко пожал мою руку.

Попрощались. Я снова ушел в туман. Сначала исчез костер, а потом и голоса стали еле слышны. До последнего я был уверен, что пойду на Птицу так, как хотел изначально.

Но вдруг… Что-то останавливает меня. Не пойму что. Какой-то внутренний монолог.

— Поступи хоть раз мудро. Оставь это — вернись назад. Пойди тем путем, который тебе показали.

Я замер на месте и, как буриданов осел, не мог выбрать куда пойти. Все-таки вперед или назад? И знаете… Тогда, на этой узкой тропинке произошла маленькая революция.

Я пошел назад.

Сам, по доброй воле я решил вернуться на 1 км, чтобы пойти по более надежной тропе.

Если меня спросят, чему научили меня Ергаки? То в списке, помимо навыков работы с бумажной картой, умения преодолевать перевалы и броды будет и еще один важный пункт:

«я научился возвращаться»

В последствии я делал это множество раз, причем, с гораздо меньшими колебаниями и на бОльшие расстояния. Не знаю, стоит ли трактовать это умения по-философски широко. Типа: «я научился возвращаться к тому, каким был вчера» или «я научился уступать самому себе, своим амбициям».

Не знаю… Но в узком смысле, однозначно, возвращаться на ту тропу, с которой сошел, я уже умею.

Путь обратно оказался не таким уж и скучным, как я ожидал. Всего минут за 20 я дошел до той развилки, где мне нужно было свернуть на Птицу по новому пути.

Дождь все шел, туман клочками пролетал мимо меня, а я постепенно поднимался в гору.

Сначала тропа шла все по той же тайге. Даже если бы не было тумана, то я бы все равно ничего не видел вокруг. Поэтому, оставалось просто идти вперед и смотреть под ноги.

Вскоре лес начал редеть, а потом и вовсе кончился. Я вышел на открытые альпийские луга. И как раз в этот же момент туман отступил, открыв мне шикарнейший вид на Птицу.

Склоны ее оказались голыми, относительно пологими. Но ближе к вершине крутизна усиливалась, а наверху была видна полоса курумника (нагромождения огромных камней).

А вот саму вершину и перевал видно не было — их закрывал туман (см. ФОТО 2).

Так что я даже не мог оценить, на какой примерно высоте находится перевал. Какова его форма и сложность. Мне предстояло просто подняться в облако, внутри которого царила полная неизвестность.

На подходах к вершине мне встретилась группа из 3 человек. Это были альпинисты из нашего лагеря на Светлом. Они пытались подняться на Птицу (не на перевал, а именно на сам пик), но из-за погоды у них ничего не получилось.

Обменялись буквально парой фраз.

— А вы не подскажите, я правильно иду на перевал?
— Правильно, да только там ни фига не видно… Зря только сходишь.

Ближе к вершине начался тот самый курумник. Это была моя первая с ним встреча (см. ФОТО). Причем, встреча довольно поверхностная: курумник оказался очень простым, по сравнению с тем, что ждал меня в других местах.

Т.к. я точно знал, что сегодня мне еще идти обратно по этой же тропе, то я не стал тащить свою рюкзак на самый верх. Спрятал его под одним из камней и полез дальше с одной лишь камерой.

Довольно быстро вошел в облако, окружавшее вершину. Вновь мир сузился до пяточка 20-метровой ширины. Где-то там внизу был склон, тропа, озеро Светлое… Вверху надо мной нависал пик Птица… Но всего этого я не видел.

Передо мной были лишь эти гигантские камни, по которым приходилось лезть, используя не только ноги, но и руки, а иногда еще и другие части тела. Особенно часто приходилось использовать голову. В том смысле, что перемещение по курумнику — довольно любопытная головоломка.

Особенно в густом тумане.

Т.к. там нет какой-то четкой тропы, то постоянно нужно думать на 2-3 шага вперед. «Вот ты залезаешь на этот камень, а дальше куда? Не лучше ли вот так? Или так?» — полное погружение в происходящее. Никаких раздумий о прошлом или переживаний о будущем. Курумник — это медитация.

Из-за тумана я вообще не понимал, в какой части горы нахожусь, поэтому мне было трудно понять — на перевале ли я сейчас, или еще нет.

Только изредка я видел, что «тропа» проходит где-то над обрывом, но не понимал — глубокий ли он?

Интуитивно я чувствовал, что очень глубокий, что под этим туманом пропасть, может, метров 100 глубиной. Но глаза этого не видели. Туман прятал все вокруг, и это погружало меня в какое-то непонятное состояние.

Мне сейчас реально сложно описывать то, что я испытывал. Это было как сон, пелена. Полнейшая дезориентация. Ты чувствуешь чудовищную высоту, но не видишь ее. И от того — еще страшнее.

Помню, как я полз по камням, словно улитка, держась, руками, ногами и даже животом. Было жутко, т.к. я не знал: если сорвусь, то сколько лететь вниз? 3 метра или 100?

Это реально жутко.

На следующий день, кстати, я проходил в этом же месте, но уже без тумана. Оказалось, что под ногами было даже не 100, а все 300-400 метров. Но, как ни странно, я уже не полз по камням, а просто шел и даже прыгал по ним.

Правду говорят, что больше всего пугает неизвестность.

Местами тропа была буквально прилеплена к обрыву, местами — ныряла в какую-нибудь расщелину. Карабкаться было невероятно интересно, хоть от страха и захватывало дух.

В какой-то момент я почувствовал, что уже достиг вершины перевала, т.к «дорога» стала более горизонтальной и даже немного пошла вниз.

Снова выбор: спускаться на ту сторону или идти назад?

Звучит абсурдно, но мне пришлось совершить усилие над собой, чтобы… развернуться и пойти назад к Светлому. Заставить себя вернуться в комфорт, а не пойти навстречу неизвестности.

В любой другой подобной ситуации в прошлом я не задумываясь шел дальше, до тех пор, пока не начинало темнеть. Но Ергаки держат в тонусе, заставляют быть более взвешенным и аккуратным.

К тому же, все вокруг закрывало плотное облако, поэтому не было никакого смысла идти дальше — невероятных пейзажей мне все равно не видать.

Спускаясь, я не верил, что где-то на свете есть места, не закрытые туманом. Да и вообще, как уже говорил, не верилось что вообще на свете есть какие-то места, кроме того пяточка, в котором я перемещался. Что есть какие-то цвета, кроме черного и белого. Что есть другие люди, кроме меня…

Впрочем, спустившись чуть ниже я вырвался из облака так же неожиданно, как в него попал. Передо мной вновь во всем своем великолепии предстал этот огромный мир. С буйством красок, солнечным светом, горизонтом, и даже кусочком высокого голубого неба.

Оно, как нарочно, появилось в тот самый момент, когда я начал спуск к озеру. Дождь прекратился, солнце сушило дождевик и мои горе-ботинки.

Я шел вниз, немного потрепанный и, конечно же, немножечко обновленный.

День 5. Перехожу за перевал Птица

Как и все предыдущие дни, этот начался на озере Светлом. Стоянка уже успела стать для меня домом, зоной комфорта, которую не так то просто было покинуть.

Именно поэтому мой «100% план» собрать уже, наконец, палатку и отправиться с ней за перевал снова не осуществился.

Просто альпинисты, жившие рядом со мной, сказали:

— Мы сегодня еще полазаем по скалам, а завтра пойдем за хребет погулять

И т.к. люди они веселые, то я подумал, что с ними было бы интересно совершить совместный поход. Поэтому, я не стал собирать палатку, а просто придумал себе еще одну прогулку «налегке».

На этот раз я хотел завершить то, чего не сделал вчера — подняться на Птицу, а затем спуститься на ту сторону, к озеру Художников.

Сейчас я думаю — я на фига я пошел налегке? Взял бы сразу палатку с собой и не пришлось бы возвращаться. Но, в тот момент мне уж очень хотелось вернуться и совершить совместный поход с альпинистами.

В этот день (в отличие от вчерашнего) не было такого густого тумана и я был уверен, что увижу наконец всю ту красоту, которую вчера скрывали облака.

Не буду описывать подъем на Птицу, он уже был в прошлой части и сейчас я просто шел по тому же самому пути.

Единственное, на этот раз у меня появились попутчики — 5 человек из Абакана. С ними еще была собака (стаффорд). Все вместе они плутали, т.к. не знали дорогу наверх, и я, уже как местный абориген, пообещал показать им правильную тропу.

Шли мы очень медленно (в группе были женщины около 50 лет). С одной стороны я сожалел, что пошел с ними, т.к. в одиночку мог подняться гораздо быстрее. Но вместе было как-то интереснее, я шел и рассказывал им про тропы, про интересные места в Ергаках… Странно, они приехали сюда уже в 5 раз и до сих пор не узнали правильной тропы.

И вот мы прошли сначала тайгу, затем альпийский луга. Начался курумник перед перевалом. Скорость подъема все уменьшалась и уменьшалась… Мои попутчики ужасно устали. А над Птицей тем временем начали сгущаться облака. Стало понятно, что очень скоро все снова затянет туман и прекрасных видов можно не застать.

Я немного ускорился и оторвался от попутчиков, решив, что подожду их лучше наверху. Дорога простая, свернуть особо некуда. Не заблудятся, думал я.

И вот, взбегаю на перевал. Тот самый перевал, где вчера подобно улитке ползал по камням, не понимая кто я и где нахожусь.

Вот, впрочем и они. Эти самые камни. Все знакомо. Но…

Вместо тумана теперь чистейший горный воздух и передо мной открывается невероятный пейзаж. Ну вот, снова «невероятный», «фантастический»… Скупой язык, он ничего не может передать!

Я стою на вершине перевала, на хребте. Подо мной гигантская долина. Кажется, в нее влез бы весь мой город Томск. Ну, или один его район точно.

Эта долина лежит где-то очень глубоко, далеко от меня. Карта показывает что я выше нее на 500 метров, но ощущения подводят. «Не меньше километра» — кажется мне.

На дне долины — озеро Мраморное. Один в один по цвету как Золотарное. Только оно выглядит каким-то крохотным, как блюдце где-то под ногами.

По ту сторону от долины возвышается новый хребет, который я еще не видел и даже не знал о его существовании. Этот хребет чуть ниже того, на котором стою я. В одном месте на хребте виднеется перевал, через который в долину рвется гигантское облако.

Это просто непередаваемое по масштабу зрелище! Вот представьте, как в морозный день открываешь дверь на улицу и из дверного проема в комнату устремляется ледяной пар.

Вот здесь точно также, только в миллион раз объемнее. На фото видно это гигантское облако, устремившееся в долину. Но фото, как обычно, — это лишь протез фантазии. Обязательно посмотрите их, но представьте в голове как эти облака движутся, клубятся, заполняют миллиарды кубических метров пространства.

Мои попутчики отстали и мне было досадно, что я не могу показать им свое открытие. Да, все что я видел, воспринималось именно как открытие. Как будто я первый человек за миллионы лет, видящий все это.

А облако, меж тем, все приближалось. Судя по всему, через 5-7 минут оно окончательно скрыло бы долину, и оттого я смотрел на нее, не отрывая глаз. Пытался впитать картинку как можно сильнее.

Тут еще и дождь начался. Я спрятался под камень и продолжал смотреть вниз до тех пор, пока туман не превратил долину в то же самое белоснежное месиво, что и вчера.

Попутчиков моих все нет, их путь окончательно поглотил туман. Я кричал им, они кричали в ответ, что не могут найти тропу и остаются ждать пока кончится дождь.

Пришлось двигаться дальше уже без них.

Я прошел чуть дальше по перевалу и увидел, что справа от него есть еще одна долина. То была долина Горных Духов — одна из самых красивых долин Ергак.

Ее тоже наполовину закрывали облака, но кое-что все-таки было видно. Например, озеро Горных Духов, скалы Параболы и еще какие-то хребты, закрывающие горизонт. Надо всем этим клочками висели облака. Пожалуй, это было одно из самых красивых зрелищ, которые я встречал в Ергаках.

Наверное, вы чувствуете, как я уже малость подустал. Описания гор становятся все более скупыми, сухими. Описанию Радужного я посвятил в 3 раза больше слов, чем описанию долины Горных Духов. Но это не значит, что Радужное красивее. Дело в другом: легко описать простое, «незатейливое».

А вот перед чем-то реально впечатляющим (хотя куда еще сильнее то?) я просто складываю лапки и передаю эстафету фотографиям и вашему воображению.

Вот и сейчас, я просто скажу, что стоял над долиной минут 20. До тех пор, пока облака окончательно не скрыли ее. Я не фотографировал много, не отвлекался. Просто стоял и смотрел. Наверное у меня даже был открыт рот и я не моргал. Не помню.

Как только туман скрыл последние пики, я начал спуск на другую строну перевала.

Нужно сказать, что эта часть хребта была гораздо более крутой, чем со стороны Светлого. К тому же, все она была покрыта крупными и мелкими камнями, которые осыпались под ногами.

Здесь же, на склоне, я впервые вблизи рассмотрел то, что называют «зеркалом». Это такая огромная скальная поверхность склона. Просто голый плоский камень пару километров шириной, лежащий под углом 40-70 градусов.

Можно, конечно, спускаться с горы по зеркалу. Но нужно понимать, что по сути дела это одна большая горка, на которой практически не за что зацепиться. Поэтому, если сорваться с зеркала, то катиться придется долго и очень больно. Я даже думаю, что смертельно.

Особенно опасно зеркало в мокрую погоду, которая как раз царила в тот день. Поэтому, зеркало я обходил стороной, предпочитая грязную, каменистую тропу с наклоном 40-50 градусов.

Спуск показался очень долгим. Внизу меня ждал курумник. Только это был настоящий курумник, а не тот, что встречался на перевале. Мне очень понравилось лазать по этим гигантским валунам. Ежесекундно придумывать себе дорогу, чувствовать настоящую свободу передвижения (как бы абсурдно это не звучало).

Весь берег озера Горных Духов был покрыт этим курумником и я наслаждался каждым метром перемещения, хоть оно и таило в себе большую опасность. Я был наслышан историями про людей, проваливающихся в щели, ломающих ноги либо просто сворачивающих шею.

Рядом никого не было, и потому, конечно, я соблюдал особую осторожность, передвигаясь достаточно медленно.

Метров 500 курумника я прошел, может, за 20-30 минут. Затем оказалось, что долина Горных Духов, которую я преодолел — это всего лишь одна из гигантских ступеней. Ниже этой долины находится другая долина, как бы на более низкой ступени.

Снова спуск куда-то вниз, в туман… Снова камни, гравий, грязь. Новая дырка на штанах. Новые пейзажи, счет которым я уже и не веду.

Через какое-то время, пробившись сквозь туман, я спустился-таки к озеру Художников.

Зачем же я шел именно туда?

Все, начиная с Маши и заканчивая гидом, который подвозил меня в Ергакирассказывали о потрясающей скале — Параболе. Точнее даже, это две скалы. Каждая из них имеет очень острую форму, но самое главное — это перешеек между ними.

Он состоит из сплошного камня и имеет форму дуги. Просто как подкова перевернутая верх-ногами метров 300 в ширину. Зрелище даже на картинках невероятное.

Особенно хорошо смотреть на Параболу со стороны озера Художников. Оно лежит у самого подножья, и оттого сама Парабола отражается в ее поверхности. Две гигантские дуги одна напротив другой — это не может не впечатлять.

Вот за это картинкой я и пришел к озеру Художников. Впрочем, уже на подходах я понял, что планам моим не суждено сбыться. Все тот же густой туман. Все тот же узкий мир 20 метровой ширины.

Подхожу к озеру и даже не понимаю, в какую строну смотреть, чтобы увидеть эти необычные скалы. Влево? Вправо? Прямо? Блин, я не вижу даже самого озера толком, только 5-7 метров его прибрежной полосы.

И вот, стою я как дурак, вижу только тот же самый туман, что и на Светлом. И стоило ради этого идти 8 км через перевал и курумник?

Иду дальше вдоль берега. Возле дерева стоит какой-то мужчина.

— Вы не подскажите, в какой стороне хотя бы эта Парабола? Куда смотреть?

Мужчина лукаво смотрит на меня. Отходит к краю озера. Встает ко мне спиной и широко раскидывает руки в стороны, как будто пытался обнять эту пустоту.

— Наслаждайся! — кричит он и смеется.

Я тоже смеюсь и понимаю, что надеяться увидеть сегодня хоть что-то — бессмысленно.

— А сколько сейчас времени? — впервые за 4 дня я решил узнать текущее положение стрелок на этом ставшем уже чуждым приборе.
— 16.10

Ага… А ведь мне еще обратно идти. К тому самому озеру, с которого я шел с самого утра. И чего я не взял с собой палатку…

— Вы не знаете, отсюда можно как-то уйти на Светлое НЕ через Птицу? — я наделся узнать какой-то другой путь назад, ведь идти во второй раз по тем же тропам неинтересно.

Выяснилось, что путь есть, но он гораздо более длинный. К тому же — незнакомый. К тому же — туман. Еще и ночь скоро.

В общем, решил не испытывать судьбу и вернуться по тому же пути, что пришел сюда. Удивительно, как легко далось мне это решение. Я уже писал, что раньше не мог вернуться даже на 200 метров назад, а здесь — целый маршрут на половину дня. И я захотел повторить его, только в обратном направлении.

И вот, снова лезу по грязи и щебню вверх, на уровень с Озером Горных Духов. Снова курумник. Появился и остался где-то позади. Подхожу к подъему на перевал Птица.

И тут случается важное, переломное событие.

Справа от тропы были небольшие кусты. Я иду, полностью погруженный в процесс карабканья по камням. В общем то, ничего кроме этой тропы для меня не существует.

И тут я отчетливо слышу рев, безумно похожий на рев медведя, где-то в кустах, в 20 метрах от меня. Всплеск. Маленький ядерный взрыв адреналина внутри меня.

До этого я знал о существовании медведей в этих краях. Знал, что для того чтобы избежать встречи с ними нужно постоянно шуметь и давать о себе знать. Но я всегда игнорировал это правило, думая, что это выглядит как то глупо — идти и кричать, топать ногами, хлопать в ладоши.

К тому же, встреча с медведем не казалась мне чем-то катастрофичным. Многие с ними встречаются и большинство остаются живыми. Мне даже казалось это интересным. Новый опыт и все такое.

И вот, я стою на тропе и слышу совсем рядом от себя звук медведя. Боковое зрение тут же вычленяет из разрозненной картинки его силуэт, стоящий в кустах.

Я на 100% уверен, что рядом со мной ОН. Долгожданная встреча состоялась. Ну, что же ты не радуешься, Азиз?

Радость?.. В тот момент было все что угодно, но только не она. Ужас, дикий, безумный животный страх пробрал меня до кончиков ногтей. Я хорошо почувствовал, как встали дыбом волосы, хоть они у меня и 1 мм длинной.

Все тело свело судорогой, у меня не хватило сил даже повернуть шею в ту сторону, откуда послышался звук. А может, у меня не хватало на это смелости.

В любом случае, я пробыл в замершем состоянии, казалось, целую минуту (по факту — не больше секунды). Время замедлилось, в голове пронеслись тысячи мыслей. В общем, все как в книжках пишут.

И вот, я все-таки обернулся на ту рощу. Вдох…

«Очертания» медведя — это всего лишь сухая ветка кустов. А его «рев» — это родник, затаившийся в трещине и бьющийся о камни.

Блииин…

Да, я не встретил медведя, но испытал те эмоции, которые бывают при встрече с ним. И поверьте — это ни фига не прикольно.

После этого случая я уже не игнорировал правило «шуми, чтобы медведь тебя услышал». Все оставшиеся дни я ходил по тропам и кричал, хлопал в ладоши, пел песни. Возможно, именно поэтому я так и не встретил ни одного медведя, хотя бывал в довольно безлюдных местах.

Под впечатлением от произошедшего, я даже не заметил, как поднялся обратно на хребет. Туман все еще сохранялся. Дороги не было видно, но т.к. я ходил здесь уже не раз, то даже наступающая темнота не особо пугала меня.

Подходил к Светлому уже в потемках. Приятная усталость во всем теле намекала, что сон сегодня будет крепким. И только о нем я и мечтал после такого насыщенного дня.

Совсем рядом со своим лагерем я встретил тех людей, с которыми поднимался на Птицу и которые отстали. Они сидели у костра с босыми пятками, грелись и я немного им завидовал.

— Азиз, иди к нам, мы тебя чаем напоим!
— Спасибо! Мне бы сейчас побыстрее умыться и спать!
— Ну, тогда заходи в гости как-нибудь

Ох, как же мне нравится местная доброжелательность.

 

День 6. Большой переход к озеру Художников

Так много свершилось в тот день!
Я преодолел тот самый перевал 2А, побывал на Чемоданах и видел ночное чудо… Впрочем, обо всем по порядку.

На 5 день я, наконец-то, собрал палатку, чтобы перенести свой лагерь внутрь Ергак. Я просто не мог уйти отсюда, не увидев Параболу. Поэтому цель моя была прежней — озеро Художников.

Идти через Птицу в третий раз было не так интересно, поэтому я отправился по более длинному пути — через перевалы Тушканчик и Художников, через Каровые озера и так называемые Чемоданы. Не запоминайте эти названия, просто наслаждайтесь фантазией их авторов.

В тот день я намотал около 14 км. Это был один из самых тяжелых и технически сложных переходов.

Не буду описывать всех красот и чудес того дня, выделю лишь то, что запомнилось больше всего.

А запомнился мне, конечно, перевал категории 2А, а именно — перевал Художников. Тогда я еще не знал, что этот перевал имеет такую категорию. Просто на карте тропа переваливала через хребет и спускалась сначала к долине Чемоданов (о них отдельная история), а затем и к озеру Художников.

Говорят, этот перевал открыли некие художники, которые путешествовали в местных краях с целью поиска новых пейзажей для своих картин. Перевал им так понравился своей живописностью, что они назвали его в свою честь.

Уж не знаю, правда ли это, но то, что вид с перевала достоин кисти самого гениального художника — это факт.

Подходил к перевалу я со стороны озера Нижнее Буйбинское. Тропа хорошо просматривалась. Она поднималась вверх по хребту, на высоту около 300 метров.

Где-то вверху мелькали красные рюкзаки — кто-то пробирался к перевалу впереди меня.

Сама по себе тропа была технически несложной, разве что приходилось иногда отдыхать, но в целом подъем не вызвал затруднений. Все выглядело очень радужно, до смешного просто.

Только очередное облако, постепенно надвигающееся на перевал, немного настораживало:

— Опять ничего не будет видно…

И вот я уже почти наверху. Облако все ближе. Начался курумник, который, кажется, является неизменным спутником всех имеющихся здесь вершин.

По курумнику я уходил все выше и выше, дорога становилась все сложнее и опаснее. Вот уже я и в облаке. Вот уже и ветер. Капли дождя…

Приближаюсь к тому месту, где на карте обозначен перевал и вижу, как из тумана выныривают те самые красные рюкзаки. Вернее, они стояли на месте, это просто я к ним приблизился.

— Что такое? — думаю я. — Они ведь шли на полчаса впереди меня, почему они до сих пор не спустились на ту сторону?

Подхожу еще ближе. Вот до них осталось 20 метров. Они меня замечают.

— Ты на перевал? — один из них кричал изо всех сил, чтобы ветер не сдул его слова в лежащую под нами бездну.
— Да! — не менее громко кричу я в ответ
— А он точно здесь?

Я огляделся. Красные метки, по которым я ориентировался, вели меня прямо к тому месту, где стояла эта группа. Более того, они стояли прямо возле одной из таких меток, так что ошибки быть не могло.

— Я думаю здесь! А что?!
— Можешь идти обратно!
— Почему?! — продолжал я перекрикивать ветер.
— Ну вот иди, сам посмотри! — они начали смеяться
— Только рюкзак можешь там оставить, все равно нам всем обратно идти! — другой парень продолжал создавать некую важность, загадочность из того места, в котором они стояли.

«Что же там такое?» — думал я. В любом случае их слова звучали как вызов и мне стало очень интересно. Я не стал оставлять рюкзак, а поднялся к ним полностью загруженный.

Передо мной стояла группа из 3 парней и девушки. Они были хорошо экипированы и явно не были обычными туристами, которые случайно забрели сюда с Радужного.

— Ты в первый раз здесь? — они перешли на более тихий голос, когда я поднялся.
— Да
— И никогда не видел, что там за перевалом?
— Нет
— Ну вот посмотри, офигеешь!

Я посмотрел туда, куда они показывают.

Во-первых, я не увидел никакого перевала в привычном для меня понимании. Обычно, перевал это когда сначала «вверх-вверх-вверх», потом вершина, после которой «вниз-вниз-вниз».

Но здесь такого не было. Здесь путь наш просто упирался в вертикальную скалу. В одном месте в скале была видна то ли трещина, то ли щель… Узкая, как раз шириной с тело человека.

В последствии я узнал, что эта щель называется «игольное ушко». Некоторые называют ее «форточкой». Оба названия оправданы. Просто представьте дырку в гигантском камне — это и будет перевал Художников.

Рядом с щелью ярко краснела очередная метка. Это значит, что мне нужно было именно туда. Но что там? Ничего не было видно.

— Короче, тут нереально спуститься. Нужны веревки. Я уже пробовал залезть туда, но там начинается настоящая ж**а!

И парни на перебой начали рассказывать, что там, за этой щелью гигантские валуны, просто нереальная крутизна склона, скальные обрывы, трещины и т.д. При описании было использовано много крепких словечек, которые я не берусь здесь повторять.

Они так долго мне это рассказывали, что я не выдержал и попросил пропустить меня вперед, чтобы посмотреть на все это своими глазами.

Чтобы протиснуться в щель мне приходится снять рюкзак. Делаю шаг вовнутрь и тут меня отталкивает назад сильнейший ветер — это сквозняк. Гигантские воздушные потоки, бьющие по скале с той стороны, находят единственный выход — через эту трещину. Сами можете представить силу ветра, который из нее вырывается.

Кое-как пробираюсь к дальнему концу трещины, смотрю на противоположную сторону перевала… Обычно я не матерюсь. Но в тот момент я аж закричал:

— Да ну на х***???!!!

У меня не хватило ума сфотать картинку, которую я увидел. Но поверьте, для моей неокрепшей психики это был настоящий шок.

Начнем с того, что по ту сторону перевала туман был невероятно густым. Так что я даже не видел, какова глубина того безобразия, которое мне предстояло преодолеть.

Все, что я видел — это гигантский курумник, который невероятно сильно наклонен. Казалось даже, что он просто вертикален. Гигантские валуны в безумном хаосе лежали друг на друге и было полное ощущение, что пройти там без снаряжения действительно нереально.

«Фиг я туда полезу» — первое, что пришло в голову.

Вернулся к группе.

— Ну как тебе? — они не скрывали удовольствия, видя мои выпученные глаза.
— П***ц
— То-то и оно! И это еще здесь, в начале так. Я пролез дальше, метров на 15 — так вот там начинается настоящий п***ц! Я еле оттуда обратно вылез!

Прошу прощения за обилие матов, просто пытаюсь передать атмосферу, царящую в тот момент возле «форточки».

— Мы решили возвращаться. Поставим лагерь у подножья, а завтра пойдем в обход. Кстати, ты здесь не видел рыбаков?
— Нет, а зачем они?
— Мы взяли с собой из дома спирт, чтобы поменять его на хариусов. Хотим сегодня вкусный ужин.
— Мммм…. Спирт? Погодите, у меня кажется есть парочка хариусов в рюкзаке, — мы шутили, но это, скорее была маленькая защитная реакция психики, микро-истерика.

Мы понимали, что прошли такой большой путь зря. Теперь придется спускаться и искать новые тропы.

Ребята, кстати, были очень веселые. Как выяснилось, 12 лет они ездили на Алтай и вот теперь решили приехать в Ергаки. Это их первый день и они не ожидали таких препятствий.

— Пошли с нами вниз? Поставим палатки. Костер. Спирт есть!

Предложение звучало очень заманчиво. И дело даже не в спирте, а в отличнейшей компании, с которой я как-то сразу нашел общий язык.

— Вы идите, а я тут еще постою, подумаю. Скорее всего, я вас догоню. На фиг этот перевал…

И они ушли. А я и правда думал, что через 15 минут догоню их. Просто мне хотелось поразглядывать это угрожающее зрелище еще немного.

Снова протиснулся в щель. Смотрю… Странно, но во второй раз перевал не кажется мне таким ужасным.

— Смотри, — начинаю уговаривать я сам себя, — ведь вот на этот ближний камушек ты же можешь слезть?

И я слез на него. Затем выяснилось, что я могу слезть еще на один камушек. Потом еще на один. И еще…

Да, спускаться было крайне сложно и опасно, но я делал это. Вот уже «игольное ушко» осталось где-то наверху, за слоем тумана. А передо мной открываются все новые и новые камни…

— Стоп! Ведь мой рюкзак остался наверху!

И я полез обратно.

Было совершенно очевидно, что с рюкзаком за плечами я не смог бы спуститься по этим камням. Но если его снять? И, переставляя с камня на камень, лезть налегке?

Я застыл возле этой щели и задумался… Это снова был очень символичный момент.

С одной стороны от этой трещины — тихая, безветренная погода, безопасность. Хорошая компания, костер. Отсутствие необходимости куда-то идти. И спирт. Нет, я не алкоголик, но от некоторой дозы спиртного в тот день не отказался бы.

В общем, за спиной моей оставался вполне себе приятный, уютный, веселый вечер.

А что было ему в противовес?

Ужасная трещина. Сильнейший ветер. Туман. Дождь. Полнейшая неизвестность, т.к. я не знал, что же там дальше того места, до которого я дошел?

И вообще, насколько все это реально с рюкзаком? Не получится ли так, что я спущусь до совсем непроходимых мест, а потом не смогу забраться обратно, т.к. тащить рюкзак — это одно, а поднимать его над головой — это другое.

Да и вообще, вот спущусь я вниз. А там ведь не до отдыха. Нужно перейти еще эти Чемоданы, нужно найти озеро Художников. И что там меня ждет? Есть ли там люди?

Все эти вопросы терзали меня. Вновь, я метался от «спущусь обратно!» до «пойду вперед!».

Принять решение помогла красная метка, которая обозначала тропу. Я подумал:

— Раз эта метка здесь есть, значит егеря тут обозначили тропу для туристов. Не может же быть такого, чтобы они отправляли людей на верную гибель? Если есть маркированная тропа, значит есть дорога вперед.

Короче, я решился.

Протиснул рюкзак в расщелину. Обернулся на долину, из которой пришел — от нее веяло спокойствием, безопасностью.

«Обратной дороги уже не будет» — подумал я, и спустил рюкзак на ближайший к «форточке» камень.

Это вышло неудачно, рюкзак не удержался (места на тех камнях было очень мало, т.к. они все были наклонены вниз) и упал ниже. Слава богу, он не полетел кубарем к подножью этого хребта.

Осторожно спускаюсь. Поднимаю рюкзак и спускаю его еще ниже. Затем спускаюсь сам, используя и руки и ноги. И вот так — шаг за шагом прохожу первые метров 30.

Тут передо мной новая проблема — из-за тумана совсем не видно, куда идти. С одного и того же камня можно слезть вправо, влево или прямо. Но куда именно слазить? Как не ошибиться и выбрать правильное направление.

Ищу глазами красные метки. Они старые, но все-таки, разглядеть их кое-как удается. А если не удается — лезу интуитивно.

Так проходит еще около 100 метров. Все это время я не столько в физическом напряжении, сколько в психологическом — боюсь упереться во что-то непроходимое. Хотя нет… Боюсь упереться во что-то проходимое, но слишком опасное.

Сейчас хоть и опасно, но все под контролем. А что если начнется участок, который вроде бы можно пройти, но с чудовищным риском для жизни?

Какое-нибудь скользкое зеркало или широкая трещина, которую придется перепрыгивать?

Зная себя, я не развернусь назад, а рискну… И вот уже, я не знаю чего бояться — гор или себя. В голове полная каша.

Наконец, в тот самый момент, когда эта каша начала закипать и приподнимать крышку котелка — я увидел ЭТО!

Тропа! Дорожка, вытоптанная ногами, а не просто направление, обозначенное красными метками.

Все смотрели ролик про Язя, как там рыбак орал? Так вот, этот язь покуривал в сторонке, когда я кричал:

— Тропа!!! Настоящаяяяя!!! Настоящая тропа!!! Вот она! Вот онаааа!!!

Я был спасен, если можно так выразиться. Тропа гарантировала то, что я на верном пути и этот путь становится гораздо легче.

Так оно и оказалось. Спустившись чуть ниже, я вышел из облака. Туман остался вверху. Тропа хорошо просматривалась до самого низа, оставалось ее просто пройти. И хоть она оказалась самой каменистой и сыпучей из всех, но меня это уже не пугало.

Оттуда же, сверху, я увидел те самые Чемоданы. Еще их называют Автобусы.

Что это?

Это самый гигантский курумник из всех, что я встречал. Он лежал на дне долины, в которую я спускался.

Камни в этом курумнике были размером с многоэтажный дом. Просто представьте, что пара тысяч коттеджей свалена в кучу — это и будут Чемоданы.

Сложность их даже не в том, что трудно лазить по таким гигантам. Самое опасное — это просто напросто заблудиться.

Если в обычном («мелком») курумнике ты более-менее видишь окружающее пространство, видишь какие-то горные пики вокруг себя, направления…

То в Чемоданах ты, порой, не видишь ничего, кроме кусочка неба над головой. Это самый настоящий лабиринт, блуждать в котором можно сутками.

Именно для того, чтобы никто не блуждал, там также обозначена тропа — красными метками и турами (это когда камушки в виде пирамидки ставятся один на другой). От этой тропы лучше не отклоняться, что я и делал.

Внимательно осматривался, искал метки, шел исключительно по ним, а не по карте.

К тому моменту, когда я подошел к этим Чемоданам, мой дневной пробег был уже свыше 12 км — и это по перевалам и курумнику. Естественно, я устал, и потому еле волочил ноги по пятиэтажным валунам. Начинало вечереть, так что времени отдыхать совсем не было.

Короче, к тому моменту, как я вышел из лабиринта, я чувствовал себя как выжатый лимон. Или нет, как лимон сброшенный с перевала Художников.

Но даже в таком состоянии я не мог останавливаться. До места стоянки оставалось еще около 1 километра. Это были не самый сложный километр, который я расценивал как финишную прямую. «Ленточка» была разорвана почти в темноте.

На озере Художников стояло несколько палаток. Проходя мимо одной из них я услышал:

— Размещайтесь здесь! Мы вас вареными шишками угостим!

И я бросил рюкзак именно там. Жажда халявы? Нет, манящее ергакское гостеприимство.

Как назло, Параболы снова не было видно. Туман.

— Да как так то? Второй день я здесь хожу, и неужели не увижу один из главных символов Ергак?

Разбил палатку. Лег вовнутрь, головой наружу. Включил налобный фонарь, чтобы записать произошедшее в дневник. Минут через 20 слышу из темноты:

— Выключи фонарь

Всматриваюсь, стоит какой-то мужик.

— Вы это мне?
— Да, выключи фонарь.

Я выключил и спросил:

— Зачем?
— Смотри! — и он кивнул в сторону озера.

Я смотрю и вижу, что тумана уже нет. Темный овал озера, подсвечен луной. Но главное не это, а то, что за озером во всем великолепии, могуществе и суровости возвышается ОНА.

Парабола!

Вот так я ее и увидел впервые — ночью, в свете Луны, которая как раз зависла между двумя вершинами дуги. Если бы я наклонил голову, то увидел бы что-то похожее на турецкий флаг: полумесяц и звезда посередине. Только вместо месяца — Парабола, а вместо звезды — Луна.

К тому же, из за Параболы выплывало облако, которое тоже подсвечивалось, так что вид перед нами открывался божественный. Я даже не стал его фотографировать — зеркалки не было, а на Гопро ночью снимать бесполезно.

Мы любовались Параболой около 20 минут, а затем выплывающее облако вновь закрыло его.

А мужик этот, кстати, оказался тем самым мужиком, который вчера встретился мне здесь же и кричал «Наслаждайся!», обнимая руками туман.

Вот такие вот совпадения.

День 7, 8 и 9. Штурмую Зуб Дракона

Зуб Дракона… Одно лишь это название обещает что-то невероятное.

Именно фотографии Зуба Дракона убедили меня приехать в Ергаки. Да, я слышал про Параболу и всякие там озера, но больше всего мне хотелось постоять на вершине этого Зуба и посмотреть вниз.

Главное его отличие от всех остальных гор — форма. Мы привыкли, что гора — это треугольник, обращенный одной из вершин кверху. Что-то типа египетской пирамиды.

Гора Зуб Дракона имеет другую форму. С одной стороны она пологая, так же, как и большинство других гор. А вот противоположного склона у нее просто нет. Вместо нее абсолютно вертикальная стена высотой около 600 метров (две Эйфелевых башни).

Стена эта даже не строго вертикальная, а, кажется, имеет отрицательный наклон. На самой вершине лежит камень, который слегка выдается острой стороной вперед, над пропастью.

Таким образом, если что-нибудь сбросить с вершины Зуба, то получится почти 600 метровое свободное падение. Этим пользуются экстремалы, которые прыгают оттуда с парашютами.

Прыгать я, конечно, не собирался, но постоять на головокружительной высоте и посмотреть вниз, на долину Цветных озер очень хотелось.

От озера Художников до Зуба Дракона по прямой всего 2,5 км. Но люди выделяют на поход «туда-обратно» целый день.

Вот и я решил выделить целый день. Шестой.

Перемещался сначала вдоль реки Левый Тайгиш. Потом через тайгу. Потом курумник. Снова тайга, снова какая-то река. Снова курумник… Ну, вас этим уже не удивишь, все это было.

Единственное, чего не было — стихов Маяковского. Я вдруг понял, что петь песни и хлопать в ладоши (чтобы медведей отпугивать) — это не мое.

А вот читать Маяковского — это прям в точку. Удивительно, как рубленные рифмы этого поэта гармонично встраиваются в рельеф и внешний вид Ергак. Они просто созданы для того, чтобы их читали именно здесь. Громко, размашисто, с выражением.

Дым табачный воздух выел.
Комната — глава в крученыховском аде.
Вспомни, за этим окном впервые
Руки твои, иступленный, гладил.

Помимо распугивания медведей, подобные строки еще нехило прибавляют энергию. Был еще Гумилев, Есенин, и даже Пушкин. Но Маяковский вписывался лучше всего.

Где-то к 3 часа дня я дошел до озера Теплого, лежащего у пологой стороны Зуба Дракона. Именно здесь начинается тропа на вершину.

На берегу палатка. Люди. Снова это знакомое:

— Идите к нам! Мы вас чаем напоим!

Впервые я согласился, т.к. был очень уж мокрым и начал малость подмерзать. Прошел к костру, сел на бревно, получил кружку горячего каркадэ.

Это были ребята из Нижнего Новгорода. 6 человек. Они стояли здесь уже пару дней, ждали хорошую погоду.

— Ништячки? — одна из девушек протянула мне ладонь с конфетами и козинаками.
— Спасибо!

Вообще, слово «ништячки»… Забавное оно. Так походники называют всякие вкусняшки, типа конфет, халвы, чипсов и т.д.

Никогда не забуду, как в Ялте к нам в хостел поселилась девушка, которая зашла на кухню и спросила:

— Ребят, а у вас есть какие-нибудь ништяки?

Мы тогда еще не знали, что это слово обозначает.

— Что?
— Ну ништячки?
— Какие ништячки?
— Ну, ништячечки….

Почему-то, девушка думала, что чем более уменьшительно-ласкательную форму она использует, тем нам будет понятнее. Не дожидаясь, пока она дойдет до формы «ништяпутичечки», мы просто выяснили, что именно она имеет в виду.

И вот сейчас, вновь слышу это слово. Улыбаюсь, забавно.

Сидел с ними долго, часов до 5 вечера, наверное. Было весело, они рассказывали про себя, я про свои приключения в Ергаках. Обменялись опытом. Я выяснил, наконец-то, какую тушенку нужно покупать в магазине, чтобы было качественно и вкусно.

— Мы завтра пойдем на Зуб Дракона. Если погода позволит.

Сегодня и вправду подниматься не стоило — сильный туман все равно не дал бы ничего увидеть с вершины. К тому же, вечер был совсем близко. Я рассчитывал подняться за 3 часа и спуститься за 2. Это бы я до самой ночи провел на горе, а мне еще к озеру Художников потом идти.

В общем, я решил не подниматься на Зуб в тот день, что расстраивало, ведь было уже 16 августа. Напомню, в МЧС, я сказал что выйду 17 августа. Поэтому, я был уверен, что мне кровь из носа нужно уложиться в этот срок.

А как же? Ведь они там беспокоиться будут? Искать? К чему людей тревожить, не буду нарушать правил.

В общем, было решено 17 числа выходить из Ергак. Зуб Дракона, получается, оставался непокоренным. Это печалило, с одной стороны. Но с другой, появлялся хороший повод вернуться сюда еще раз, чтобы исполнить мечту.

Попрощавшись с ребятами я отправился обратно, к своей палатке. Будто дразнясь, Зуб Дракона вдруг вынырнул из тумана и показал свою харизматичную вершину.

— Ну, хоть сфотал, и то ладно. — успокаивал я себя.

ДЕНЬ 7

Я проснулся с полной уверенностью, что отправлюсь сегодня на выход из Ергак.

Но, погода опять испортила мои планы. На этот раз в приятную сторону — день был невероятно солнечным. Голубое небо, Параболу видно в мельчайших деталях, на горизонте не то что ни облачка — даже пелены никакой нет. Абсолютная прозрачность.

Блин, и как можно в такую погоду куда-то уходить?

«Да простит меня МЧС, выйду завтра» — подумал я и начал собираться на Зуб Дракона.

Через пару часов я был на озере Теплом. Вчерашняя палатка стояла на месте, а вот ребят уже не было — видимо они отправились наверх.

Опущу подробности подъема. Это был все тот же курумник и альпийские луга. В целом подъем очень простой (технически). Просто нужно хорошую дыхалку и немного терпения. За 2,5 часа я поднялся от озера до самой верхушки Зуба.

Своих вчерашних знакомых я догнал где-то в начале пути, но не стал идти с ними, памятуя о медленном подъеме на Птицу, из-за которого чуть не пропустил всю красоту.

В этот раз получилось точно также: едва я приблизился к вершине, как откуда ни возьмись появились облака. Они медленно приближались к Зубу, и в тот момент, когда я начал спуск обратно — уже родной мне туман снова заполнил все пространство.

— Так, Азиз, а почему про саму вершину ты ничего не рассказал?

А что тут скажешь… Зуб Дракона не обманул моих надежд. На фотографиях можно оценить виды. По ощущениям — это было самое крутое, что я увидел в Ергаках. Наверное, раза в 2 красивее, чем вид с Птицы, раз в 10 красивее, чем панорама с Видовки, и в 100 раз красивее Радужного озера.

Зуб стал самым логичным завершением моего похода. Как фейерверк венчает любой праздник, так и эмоции от финального восхождения закрепили общее впечатление от Ергак.

Честно, уже не знаю, как еще расхвалить красоту тех мест. Это нужно просто увидеть, обязательно увидеть. И Птицу, и Параболу и, особенно, Зуб Дракона. Все это не меньшее достояние, чем Алтай, Байкал или Крым.

Спускался уже в тумане. На обратном пути встретил ребят — они все еще шли наверх. Жаль, что им не открылась та панорама, что открылась мне.

ДЕНЬ 8

Выполнив все поставленные перед собой задачи, я покидал Ергаки с чувством полного удовлетворения.

Обратный путь лежал по тем местам, где я уже был. Все те же Чемоданы, «форточка» на перевале Художников (во второй раз было уже не страшно), Каровое озеро, Радужное, эко-тропа…

Я уже не останавливался, не фотографировал. Просто шел, шел и шел.

Спустившись с гор, я остановился у ручья Спасателей. Постирал палатку, заляпанную грязью. Переоделся в наиболее чистую одежду (именно в «наиболее» чистую, т.к. полностью чистой не оставалось). Умылся сам с ног до головы.

В принципе, я стал выглядеть довольно прилично, только лишь недельная щетина и блеск в глазах выдавали тот факт, что 8 дней я провел в Ергаках.

По дороге мне встречались «обычные» туристы. Те, которые в шлепках ходят на Радужное и обратно.

«Усредненный» разговор с ними выглядел так:

— Ой, а вы откуда идете?
— С Зуба Дракона
— Ого! Наверное, с ночевкой приходили сюда?
— Ну да. 8 дней там жил, — киваю на хребты.

После этого туристы, обычно, делают удивленный вид, охают, расспрашивают. Приятно.

Вышел к визит-центру ближе к вечеру.

МЧС, по ходу, особо не следит за тем, кто возвращается из Ергак (Маша, например, вышла на 4 дня раньше, не сказав об этом никому. И ее до сих пор не хватились). Так что зря я переживал, можно было хоть на неделю там задержаться. Была бы еда…

Но еды уже не было. Последний пакетик каши я съел утром, так что голод был единственной причиной, по которой мне стоило останавливать поход.

Я вышел на трассу. До Красноярска оставалось 650 км. автостопа. Впрочем, эту историю вы уже знаете.

Автостоп до Красноярска. Наглядная история добра.

То, как мы с Машей добирались автостопом в Ергаки — это наглядный пример доброты и приветливости мира.

А вот то, как я ехал обратно — просто сказка. Сами братья Гримм не смогли бы написать столь чудесной истории. А вот жизнь смогла. И сейчас я просто запишу её в этом скромном блоге.

Так уж вышло, что обратно из Ергак я выбирался один. Маша уехала уже на второй день, а я бродил по горам в одиночестве. На 8-й день, когда у меня кончилась вся еда, а кушать шишки уже надоело — я решил возвращаться к людям.

Начал свою «эвакуацию» я рано утром, а к трассе вышел ближе к вечеру. Около 6 часов.

Тут нужно объяснить, где вообще расположены Ергаки. Там нет никакого поселка, тем более города. Это просто горная местность, недалеко от трассы «Абакан-Кызыл». Конечно, есть там пара построек, визит-центр и еще что-то. Но в целом, это безлюдное, необустроенное место.

Настолько необустроенное, что там нет даже магазина или кафе. А ведь все 8 дней я мечтал о шоколадке с чаем. Ну, или хотя бы о жаренном пирожке. Надоели эти каши, сухари и ягоды. Хотелось отравить себя привычными канцерогенами, усилителями вкуса и ароматизаторами, идентичными натуральным.

Но выйдя к трассе и не найдя даже ларька, я понял, что быть мне голодным до самого Абакана.

Там же, возле дороги стояла семья. Муж, жена и двое ребятишек — лет по 9-11. Я встречал их в горах, на озере Художников. Они бродили там 12 дней, и вот сейчас тоже решили вернуться.

— Добрый день! — поздоровался я.
— Добрый! А вы тоже на автобус?
— А здесь что, автобусы ходят?
— Да. Правда мы уже 3-й час его ждем

В общем, выяснилось, что из Кызыла в Красноярск все-таки иногда ездят автобусы. Но вот когда именно — никто из них не знал. К тому же, судя по их словам только до Абакана (а им нужно было в Абакан) билет стоил рублей 500-600. А мне ехать почти в 3 раза дальше.

— В общем, я наверное автостопом поеду, не стану автобус ждать. Вы не поедете?
— Нет, нас же четверо. Кто нас возьмет? Так что счастливого вам пути, а мы тут будем стоять.

Распрощались.

Я отошел метров на 50 от них, привычно поставил рюкзак перед собой и протянул руку. Хотя, нет, руку я не протягивал, т.к. машин абсолютно не было. Какая-то глухая трасса.

Минут 30 простоял — всего 2-3 машины. Хотя, само место для автостопа было просто идеальным. Я стоял в конце подъема, меня было видно метров с 700. А тут еще дорожники трассу ремонтировали, так что машины ко мне подъезжали чуть ли не на первой скорости.

Все это время семья постоянно оглядывалась на меня. Видимо, им было любопытно, что выйдет из моей затеи.

И вот, вдалеке появилась она. Белоснежная фура. Длиннющий «американец» плавно приближался ко мне и еще метров с 200 начал мигать поворотником. Остановился прямо возле меня, так что не пришлось даже метра лишнего пройти.

Водитель сам открыл дверь изнутри и без лишних разговоров затянул мой рюкзак наверх (а кто ездил на фурах знает, как трудно его запихивать на такую высоту).

— Тебе куда?
— Вообще, в Край
— Я до Абакана тебя довезу

Я полез наверх, на прощание оглянувшись на семью. Они все вчетвером смотрели на меня и, честно, было даже как-то грустно их здесь оставлять на ночь глядя.

Мысли о них не давали покоя, поэтому минут через 5 я рассказал обо всем этом водителю.

— Там на остановке люди стояли, тоже хотели уехать. С детьми.
— А сколько их?
— Двое взрослых и двое детей
— Блин… Надо было их забрать. Места то полно…

Водитель кивнул на 2 больших спальных места за спиной и задумался. Честно, в какой-то момент мне показалось, что он сейчас развернется и поедет за ними. Но чуда не произошло, и те кто ездил по тем местам знает, почему.

Дорога та представляет из себя один сплошной серпантин. Очень изогнутый, опасный. Развернуть фуру там, конечно, можно, но это чрезвычайно сложно, практически невозможно.

К тому же, мы уже уехали слишком далеко. Но водитель, тем не менее, несколько раз повторил за всю дорогу:

— Блин, что ж мы ту семью не забрали.

Я даже начал чувствовать себя неловко. Ведь, по сути, скажи я о них сразу — ехали бы они сейчас в тепле и комфорте, а не стояли на ветру.

Кстати, вот и ответ всем тем, кто озадачен вопросом: «А можно ли автостопить втроем?».

Как видите, даже вчетвером с рюкзаками на пустынной трассе под вечер можно остановить машину. Главное, не ограничивать самого себя ложными установками. Ведь, как вы помните, та семья сама сказала: «Нет, нас не возьмут». Они решили за водителя. Хотя водитель был бы не против.

Хочется пуститься в рассуждения, типа: «Как часто в жизни мы сами отказываемся от того, что само идет в наши руки…» Но не буду. У нас тут вообще-то отчет об автостопе.

Как вы уже поняли, водитель мне попался чрезвычайно добрый. Хотя, по внешнему виду и манере разговора так вообще не скажешь.

Его звали Костя. Прозвище «Узбек».

Он выглядел как настоящий дальнобой. Ручистый, плечистый, суровый, с рубленными, жесткими формулировками в речи, и, конечно же, матами.

Матерился он очень много. На подъемах дизель ревел, так что я не слышал ничего из того, что Косте мне усердно рассказывал. Одни лишь еб*** и нах*** долетали до моего уха. Странно, но не смотря на это, я понимал о чем разговор.

Если бы вы увидели такого человека в жизни, то не подумали бы, насколько добра и широка его душа. На днях от подвез других автостопщиков в Кызыл. И не просто подвез, а еще позвал их к себе ночевать, т.к. денег на гостиницы у них не было. Это в квартиру, где жена и дети.

И вообще, судя по его словам, он постоянно кого-то подвозит и помогает людям на дороге.

А я, между тем, все продолжал мечтать о шоколадке и канцерогенах. Последний раз я кушал рано утром, это был последний пакетик овсяной каши. Но с тех пор я около 10 часов шел по горам, так что голод внутри меня был… ощутимым, скажем так. Если это слово хоть что-то отражает.

В итоге, у меня созрел план.

— А вы не знаете, по дороге будут какие-нибудь стоянки с кафе и гостиницами?
— А тебе что, гостиница нужна?
— Нет, я просто давно не ел. Вы меня там высадите, я покушаю, а потом дальше буду ловить машины. Если ничего не получится, то заночую в гостинице.
— Давай сделаем по-другому. Я тебя завезу в одно место, ты поешь, я тебя подожду. А потом поедем дальше в Абакан.

И вот, эта фура с 27 тоннами груза, которая, между прочим, опаздывала на выгрузку в Абакан, реально остановилась в Танзыбее. Это такой поселок с кучей придорожных кафешек.

Костя указал на заведение, где, как он сказал, кормят вкуснее всего, а сам остался ждать в тягаче.

Естественно, злоупотреблять его добродушием я не стал. Быстро купил несколько пирожков, самое аппетитное пирожное и бутылку газировки.

Рассчитывал порции я на двоих, но Костя от угощения отказался.

-Такое я нем ем. Меня жена кормит, — улыбнулся он.

Что ж, и я обычно ее не ем такую гадость. Но не зря же я 8 дней здоровья набирался. Теперь можно было немного и приспустить тормоза.

В общем, всю дорогу я смаковал эти «вкусняшки», купленные на двоих.

То, каким вкусным показалось пирожное я даже не буду пытаться описать. Оно было божественным. И не знаю даже, кого в этом винить — кондитера илиЕргаки, в которых я бродил с острейшим дефицитом сладкого.

В общей сложности мы ехали до Абакана почти 4 часа (хотя, на легковушке там ехать пару часов). Костя высадил меня на объездной дороге. Начинало смеркаться и все это было только началом, прелюдией к той сказке, о которой пойдет речь.

Сначала меня немного подвезла женщина на внедорожнике Вольво. Провезла несколько дальше, чем ей было нужно ехать. Чтобы мне удобнее было стопить.

А вот потом приехал ОН.

Я даже не знаю, как его зовут. Он просто подскочил ко мне на какой-то иномарке в темноте и вместо привычного: «Прыгай, поехали!», начал расспрашивать.

— Ты откуда?
— Из Ергак добираюсь в Край
— А почему на автобусе не поехал?
— Там автобусы редко ходят да и денег с собой нет на них
— Ну смотри, я сейчас не еду в Край
— Да я понимаю, но мне хотя бы несколько километров, лишь бы отъехать подальше от города
— На ночь глядя?
— Да

Разговор был затянутым, все это время я стоял на улице и меня, если честно, этот разговор начал утомлять. К чему эти расспросы?

К тому же, этот парень выглядел довольно «необычно». Очень мускулистый, килограмм 120 атлетического тела. Борода. Немного «блатной» стиль общения.

В общем, я уже думал отказаться и закрыть дверь, как он сказал:

— Так. Садись, сейчас что-нибудь придумаем

И я сел.

Он тут же начинает звонить кому-то.

— Так, Настя, посмотри на бла-бла-кар, прямо сейчас кто-нибудь едет в Край? Срочно надо. Прямо сейчас посмотри и перезвони.

Кто не знает, бла-бла-кар, это такой сервис, где водители ищут попутчиков за деньги. Оплата проезда обычно дешевле чем в автобусе. Попутчики получают транспорт, а водитель получает некоторую оплату. Т.е. это такой «платный автостоп».

Вот через такой сервис этот парень и решил отправить меня в Красноярск.

Через минуту девушка перезвонила и разговор продолжился:

— Так, никто не едет? Хорошо, а посмотри тогда автобусы ближайшие. Цена, расписание. И сразу же перезвони.

Вообще, у него был очень уверенный, немного приказной тон. Как позже выяснилось, он кик боксер. Возможно, это как то влияет.

Вскоре девушка перезванивает.

— Ага, каждый час автобусы? 850 рублей? А когда будет в Крае? В 5.30 утра?

Тут он обращается ко мне:

— Если ты будешь в Крае в 5.30 утра, то нормально?
— Конечно!
— Так Насть, окей, тогда подъезжай к кафе Три Бороды (название кафе и имя девушки я придумал, т.к. настоящие забыл), кофе попьем.

И он повез меня в какое-то кафе на объездной Абакана. По пути объяснив, свой план.

— Короче, я тебя не могу отвезти в край сегодня. Вот завтра бы сгонял, а сегодня некогда. Но мы тебя на автобус посадим, утром будешь в Крае. Кушать что будешь?
— Спасибо, ничего не надо, я уже покушал в дороге
— Что ты там кушал?
— Пирожки
— То же мне еда. Давай нормально поешь?
— Да нет, спасибо!
— Ну тогда давай хоть кофе попьем

И он заказывает три кофе. Через 5 минут приезжает та самая Настя. Очень симпатичная, эффектная девушка. Даже стало как-то неловко. Я грязный, немытый, небритый, в разорванной одежде (горы малость потрепали меня). А тут она… Да и вообще, они оба: чистые, аккуратные, с парфюмом и украшениями. Хорошая одежда, часы, прически. Яркие противоположности меня.

Мы пили кофе, болтали. Они расспрашивали про горы, рассказывали свои истории. Было очень весело и за каких-то 30 минут я проникся к ним, почувствовал небывалое расположение. Так, будто мы 20 лет с ними знакомы.

Это были отличные 30 минут, но, нужно было ехать на вокзал.

В эти же 30 минут я вспомнил, что у меня есть одно незавершенное дело в Абакане.

Когда я ехал в Ергаки, то один из водителей высадил нас с Машей на выезде из Абакана. Едва я вышел из машины, как нашел на дороге смартфон. Это был нормальный, работающий смартфон Самсунг с большим экраном, без единой царапины.

В тот момент мне некогда было разбираться, я просто выключил его (он лежал включенный) и решил, что позвоню хозяевам на обратном пути.

И вот сейчас я про него вспомнил. Достав из рюкзака я передал его тому парню и сказал, что хозяин смартфона живет где-то в Абакане и его нужно вернуть, т.к. я просто уже не успеваю.

Парень при мне позвонил контакту, записанному как «Папа», выяснил кто потерял этот Самсунг. Это оказалась девушка, они договорились о встрече на завтра, чтобы передать аппарат.

Я очень надеюсь, что девушка та предложила вознаграждение. И 100% уверен, что парень этот от него отказался.

Просто это такого склада человек…

Он отвез меня на автовокзал Абакана. Пошел вместе со мной в кассу, купил на свои деньги билет с багажем за 911 руб.

На все мои предложения возместить его расходы, он решительно отказывался:

— Нет, ничего не нужно мне возмещать. Тебе нужнее.

Затем он чуть ли не за руку отвел меня на перрон. Нашел платформу №13, с которой должен был отправляться мой автобус. И потом еще долго объяснял, как ребенку, который никогда никуда не ездил:

— Вот, это твоя платформа. Через 20 минут придет автобус, багажный билет у тебя есть. Багаж сдашь водителю, а место твое 35. Запомнил?
— Да, — уже подыгрывал я ему в игре «дочки-матери»
— Ну тогда давай, счастливого пути! А, погоди, еще…

Он пошарился в карманах и выгреб всю мелочь, что у него была:

— Вот еще 35 рублей, больше нет. Мало ли, воды купишь или в туалет понадобится.
— Большое спасибо!

Я не знал, что еще сказать, кроме этого банального «Спасибо!». Как еще выразить свою бесконечную благодарность? Человеческая речь слишком ограниченна в этом плане.

Кончено, мне захотелось обнять его на прощание, как брата. Но он просто пожал мне руку и ушел. В последний момент он обернулся и крикнул:

— За телефон не переживай, вернем!

И скрылся из вида.

Я стоял на том перроне и мне хотелось плакать. Я не понимал, что происходит? Откуда взялся этот парень? Как все так быстро произошло? Откуда столько добра льется на меня? Почему на свете есть ТАКИЕ люди, а об этом никто не знает?

Вопросы эти мучили меня всю дорогу до Красноярска. У меня и сейчас нет на них точного ответа…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *